Подвиги Советских солдат в Великой Отечественной войне. 4 часть.




                Подвиги Советских солдат в Великой Отечественной войне. 4 часть.

 

                                                                                                         Ханпаша Нурадилов из пулемета уничтожил более 920 немецких солдат.

 

                                                                                                         Актриса в дивизионной разведке.

 

                                                                                                         10-летний мальчик сбил немецкий самолет в бою.

 

                                                                                                         Снайпер уничтожил 9 танков в одном бою.

 

             Ханпаша Нурадилов из пулемета уничтожил более 920 немецких солдат.

 

1   

2

В годы Великой Отечественной войны в

 

советской армии плечом к плечу

 

 сражались представители разных

 

национальностей – русские, украинцы,

 

татары, казахи… Были среди советских

 

воинов и чеченцы. Один из них, Ханпаша

 

Нурадилов, посмертно получил звание

 

                         Героя Советского Союза. О его подвиге помнят и сегодня, спустя 70 лет.

                         

По стопам Чапаева

Ханпаша Нурадилов родился 6 июля 1924 года в дагестанском селе Минай-Тогай (ныне село Гамиях Новолакского района). Он был младшим из трех братьев в семье. Братья Нурадиловы рано лишились родителей. Ханпаша окончил начальную школу, и средний брат, уходя в армию, устроил его на свое рабочее место - масленщиком на нефтяную скважину. Для этого в справке о возрасте подростку приписали два лишних года.

В октябре 1940 года Нурадилова призвали в Красную Армию. Он так хотел служить, что в анкете для военкомата приписал себе еще два года. Поэтому по документам получалось, что он родился в 1920 году. В армии Ханпаша сразу же попросился в кавалерию – с детства бредил фильмом «Чапаев». Его взяли ездовым на тачанку в 34-й кавалерийский полк.

На фронте Нурадилов оказался в первые же дни Великой Отечественной. Вскоре получил свою первую награду – медаль «За отвагу»: под огнем перевозил раненых с одного берега реки на другой. Затем его назначили командиром пулеметного расчета в 17-м гвардейском кавалерийском полку 5-й гвардейской кавалерийской дивизии.

 

Голова пулеметчика

 

Шло наступление немецких войск. В декабре 1941 года подразделение Нурадилова получило приказ держать оборону в селе Захаровка под Донецком. 6 декабря немцы начали массированный артобстрел красноармейских позиций, затем в наступление двинулась пехота… Все товарищи Ханпаши погибли в бою, а он сам получил ранение. Юноша принял решение продолжать бой и открыл огонь по противнику. Ему удалось остановить наступление. Ранив 120 фашистов и взяв еще 7 в плен, Нурадилов вернулся в строй. Его командиры были поражены тем, как раненому бойцу в одиночку удалось справиться с пулеметом…
Второй подвиг Нурадилов совершил в январе 1942 года, во время контрнаступления советских войск. Его подразделение расположилось у села Толстого. Условия были суровыми: мороз и высокие сугробы. Противник упорно держал оборону. Ханпаша шел впереди пехоты и вел огонь по немецким траншеям из пулемета. В одиночку он уложил полсотни фашистов и четыре пулеметных расчета. За это впоследствии командование представило молодого бойца к ордену Красной Звезды и повысило в звании до сержанта.

В феврале дивизию перебросили под Курск. Во время боя в небольшом поселении Щигры Нурадилов был ранен в руку, а его пулемет вышел из строя. Однако ему и на сей раз удалось уложить 200 гитлеровцев. Через два месяца пулеметчик уничтожил еще 300 фашистов у села Байрак и получил еще один орден – Красного Знамени.

О Ханпаше Нурадилове стали слагать легенды, о нем писали все газеты, его имя гремело по всем фронтам… Но узнало о нем и немецкое командование. Говорят, за голову несгибаемого пулеметчика прочили награду в несколько десятков тысяч рейхсмарок.

 

Последний бой В сентябре 42-го Нурадилов командовал пулеметным взводом под Сталинградом. 12 сентября в бою у пригорода Серафимович, на Чепелевом кургане (знаменитая высота 220,0 на левом берегу реки Дон), он получил серьезное ранение. Несмотря на это, сумел уничтожить 250 фашистских солдат и два пулемета. Однако этот бой стал для сержанта последним. Ханпаша Нурадилов скончался от ран по пути в медсанбат и был похоронен на площади в центре станицы Букановская Кумылженского района Волгоградской области.

21 октября 1942 года во фронтовой газете «Красная Армия» вышла статья о Нурадилове. В ней говорилось:
«Доблестный рыцарь нашей Отчизны. Бессмертный герой Кавказа, сын солнца, орел орлов, боец Ханпаша Нурадилов, убивший девятьсот двадцать врагов».

17 апреля 1943 года Указом Президиума Верховного Совета СССР Нурадилову было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Также он был посмертно награжден Орденом Ленина.

В 1944 году вышла почтовая марка с изображением Нурадилова. После войны в честь него назвали несколько улиц в разных населенных пунктах, ему посвящали стихи и пьесы. В 1986 году на киностудии «Азербайджанфильм» вышел художественный фильм «В семнадцать мальчишеских лет», рассказывающий о героизме Нурадилова.

В апреле 2008 года в его родном селении Гамиях был торжественно открыт памятник герою. На Мамаевом кургане в Волгограде имеется мемориальная плита Ханпаши Нурадилова. Также его имя носит Чеченский государственный театр.

 

 

 

   Актриса в дивизионной разведке. Разведчик Софья Аверичева.

3 

О таких людях, как Софья Аверичева, обычно говорят «человек-легенда».

 

Она едва ли не единственная в истории нашей страны актриса, ставшая

 

бойцом войсковой разведки.

 

Соня Аверичева освобождала Смоленщину, Белоруссию, Западную Украину,

 

Польшу, прошла с боями от Подмосковья до Берлина. За годы войны она была

 

удостоена восемнадцати боевых наград, среди которых ордена Красного

 

Знамени, Красной Звезды, Отечественной войны I степени, медали «За

 

отвагу», «За боевые заслуги», «За освобождение Варшавы», «За взятие

 

                                         Берлина»

                                                 

  От баранки до подиума

 

Софья родилась в 1914 году в Сибири. Мама умерла рано, отец-геолог постоянно был в служебных командировках. Софью воспитывал старший брат. Воспитывал по-своему, по-мальчишески. Бывало, утащит из отцовского кабинета ружье – и айда на лыжах по сопкам. «Жуткая беспризорница была, хулиганка», – напишет она про себя позднее.
Чтобы не отставать от парней, записалась на курсы водителей. По морозным трассам водила грузовики по маршруту Невер – Алдан.

Поразительно, но мальчишеские пристрастия уживались у Софьи со страстной влюбленностью в театр. Причина тому – самодеятельные семейные спектакли. «Для рабочих приисков на зимовках устраивались спектакли. Я артистов привезу – и за кулисы. Наблюдаю. А раз случилось, исполнительница главной роли заболела. Упросила, чтобы меня на сцену выпустили. Я в такой раж вошла на сцене, что мне сразу предложили: «Бросай свою баранку, поступай на сцену». Так начинался мой актерский путь», – вспоминала Софья Аверичева.
Потом было немало театров, а однажды после успешного показа на фестивале молодую актрису пригласили в Волковский театр Ярославля. Это был конец 30-х. Вскоре она стала примой волковской сцены. Соня исполняла роль Луизы в «Коварстве и любви» Шиллера, играла Ирину в «Трех сестрах» Чехова, Лидочку в «Свадьбе Кречинского» Сухово-Кобылина… В июне 1941 года она репетировала роль Нины в лермонтовском «Маскараде».

А завтра была война…

 

«Вам что, барышня?»

 

В начале 1942 года в Ярославле сформировали Ярославскую стрелковую дивизию, которая потом стала знаменитой 234-й Ярославской коммунистической дивизией. Соня Аверичева написала взволнованное письмо на имя первого секретаря Ярославского обкома ВКП(б) о зачислении во фронтовую разведку. Просьба была удовлетворена.
«Хотя на фронт меня поначалу брать не хотели. Еще бы, пришла в военкомат эдакая «расфуфыренная» дама – с накрашенными ресницами, со взбитой прической. «А вам что, барышня?» – устало спросил военком. «На фронт хочу добровольцем». – «Военная специальность есть?» – «До войны я шофером была». – «Придется переучиться на мотоциклиста». В считаные дни я освоила мотоцикл и стала бойцом отдельной 225-й разведроты 234-й коммунистической дивизии, с которой прошла до самого победного конца».


Только в разведку

 

Выписка из донесения политотдела 234-й стрелковой дивизии: «Из общего строя вышли две девушки. Одна назвалась красноармейцем Аверичевой, вторая – Лавровой. Обе они заявили, что на фронт прибыли добровольно для прохождения службы в разведроте и ни в какие другие подразделения не пойдут… По их настойчивой просьбе командование зачислило девушек в дивизионную разведроту. В первой же операции товарищи Аверичева и Лаврова проявили храбрость и решительность».
«Наша группа пробиралась в глубину гитлеровской обороны. Обошли пулемет с тыла. Мы – в маскхалатах, как привидения…
– Пароль! – кричит немец.
…Мы наваливаемся на пулеметный расчет. Один гитлеровец лежит раненый, другой поднимается с гранатой в руке. Анистратов в одно мгновенье вырывает гранату и бросает ее в траншею противника. Немцы отчаянно сопротивляются. Мы тащим их буквально волоком – за руки, за шиворот. Группа бойцов продолжает бой в траншеях, сдерживая немцев…»
Так сдержанно на страницах своей книги Софья Аверичева воскрешает эпизод вылазки в тыл врага и взятия языков в составе группы захвата.
За эту боевую операцию Софья Аверичева была награждена орденом Красного Знамени.


Настоящие герои

 

Из дневника Аверичевой:
«Какие разведчики, какие ребята были – Миша Голубев, Леня Зимин!.. Во время одного ночного поиска Леня шел впереди группы, и немцы схватили его. Он даже не крикнул, не позвал на помощь, а подорвал себя и немцев гранатой. Настоящий герой. Много таких было. Вот капитан Щуров Василий Иванович, командир противотанковой батареи, – красавец, весельчак, острослов. На моих глазах погиб. Сижу, помню, на огромном дереве, корректирую огонь батареи. Вдруг вижу: Щуров поднимает вверх руку, командует «Огонь!», и в это время – взрыв. Вижу только, как эта его рука летит в небо. На куски разорвало. Нашли потом кусок гимнастерки, где в нагрудном кармане было фото его жены с ребенком…»


«Рус, я ваш!»

 

Из доклада старшего батальонного комиссара Марова:
«В операции под деревней Крутой товарищ Аверичева первая ворвалась в траншею противника, захватила языка, но захваченного пленного из второй траншеи застрелили сами немцы. Красноармеец Аверичева взяла документы и оружие, первой бросилась на приближающихся немцев и в упор начала расстреливать их. Ее примеру последовала остальная группа. Звание разведчика красноармеец Аверичева оправдала…»

 

Из дневника Аверичевой:
«Разведчики прыгают в траншеи. Я не вижу их лиц, я ничего перед собой не вижу. Я вижу только вспышки пулемета. При вспышках ракет вижу перед собой фигуру немца и слышу шепот: «Рус, я ваш! Рус, я ваш!» Но тут над головой проносится очередь, и немец, как подкошенный, падает. Я тащу немца по траншее, усаживаю на выступ. Немец хрипит и роняет мне голову на грудь. Голова пробита насквозь. Из горла с громким бульканьем хлещет горячая липкая кровь, обливая мне руки, бушлат. Он мертв. Я вытаскиваю у него из карманов все содержимое (письма и документы) и выскакиваю из траншеи.

В лесу, около КП батальона, сидят разведчики. Я приземляюсь около них. Бушлат весь в крови, меня мутит от ее запаха. Прежде чем отдать письма командиру, заглядываю в них сама. Я хорошо знаю немецкий. К моему удивлению, я понимаю, что немец-то действительно был «наш». Он писал письма своей жене, но не отсылал их. Вероятно, боялся цензуры. В одном из писем он пишет: «Война, затеянная фюрером и всей его псарней, для Германии давно уже проиграна». На фотографии молодая немка с умным, добрым лицом и двое детей. Неужели немцы бывают добрыми? Не верю, не могу в это верить! И все же этот немец не спал, видел, как мы ползем. Ведь пушка молчала. Сидел он около пушки и не бил в нас, выжидал, чтобы сдаться в плен? Может, этот немец не хотел отдавать свою жизнь за ненавистного фюрера? Мне жалко этого немца! Я все время думаю о нем. Они истребляют наш народ, а я пожалела немца только потому, что он сказал «Рус, я ваш!»


Режьте доктор, режьте.

 

В апреле 1943 года Соня Аверичева была ранена.
«Сегодня, после долгого перерыва, взяла я в руки карандаш. А было все так. В ночь на 1 мая мы, восемнадцать человек, вышли к немецкому боевому охранению, чтобы блокировать дзот.
– Гранаты – к бою! Вперед! – звучит голос командира.
Мы поднимаемся и бежим со всех сторон прямо на дзот. И вдруг резанули гитлеровские пулеметы, ударили автоматы. Рывком мы ворвались в немецкие траншеи. Начался рукопашный бой. Наши выходили из строя один за другим. Бросив гранату в двери дзота, я рванулась туда, но тут меня сильно ударило по голове, сшибло с ног, срезало с головы каску.
– Аверичева, я ранен, Аверичева!.. – слышу сквозь шум голос одного из сослуживцев – Макурина. Отчаяние, что ли, придало мне силы, я вытащила его из траншеи и поволокла по полю. Так я ползла и тащила Макурина, ничего не соображая. Макурин приходил в себя, тихо стонал, а потом снова терял сознание. Он был весь в крови. А я тащила, тащила, тащила. Потом у меня стало темнеть в глазах…
Очнулась я насквозь мокрая от крови. Лежу в телогрейке, трясусь, как в жуткий мороз. Нас везут в медсанбат.

…У хирурга Карпинского весь халат в крови. Он, как мне кажется, глядит на меня с сомнением. Уж очень, наверное, я худая.
– Не бойтесь, доктор, режьте. Я все вынесу! – улыбаюсь я ему.
– Переливание крови! – отдает он приказ. – Оперируем под местной анестезией.
Что-то металлическое летит в таз. «Режьте, доктор, режьте!» – твержу я одну и ту же фразу.
Пожелтевший, потрепанный временем наградной лист: «Красноармеец роты автоматчиков… участвует в Отечественной войне с июня 1942-го… ранена… награждена медалью «За отвагу». В неоднократных операциях по блокированию вражеских дзотов под сильным артиллерийским огнем проявляла исключительную храбрость. В боевой операции зашла в тыл противника и первой бросилась в атаку. В завязавшемся гранатном бою уничтожила пулемет противника вместе с расчетом. Была тяжело ранена, но не оставила поле боя. Приблизившись к огневой точке, закидала гранатами немецкий пулемет, ворвалась в ячейку вместе с другими бойцами, захватила контрольного пленного. Достойна награды – ордена Красного Знамени.
Майор Озерский, 18 июня 1943 года».


«Мой упрямый, храбрый ефрейтор!»


На фронте Софья Петровна получила письмо от старейшины русской сцены – народной артистки СССР Александры Александровны Яблочкиной:
«Дорогая девочка! Я очень горжусь вами и завидую. Ведь вы и ваши сверстницы – это новые замечательные страницы русского актерства. Мой упрямый, храбрый ефрейтор! Не забывайте наказ: помнить всегда о том, что вы актриса, внимательно приглядывайтесь к окружающей вас жизни, чтобы потом со сцены сильно и ярко рассказать о пережитом…»


«Никогда друзей не предавала – Научилась верности в бою»


После победы Софья Петровна вернулась в Волковский театр. Но актерская карьера, по ее словам, складывалась не так, как хотелось бы. Почему так получилось? Трудный вопрос. Частично ответ на него дала сама Софья Петровна:
«Знаете, у Юлии Друниной есть такие строки:
Я была по-фронтовому резкой,
Как солдат, шагала напролом,
Там, где надо б тоненькой стамеской,
Действовала грубым топором.
Мною дров наломано немало,
Но одной вины не признаю:
Никогда друзей не предавала –
Научилась верности в бою».
Но как бы ни складывалась карьера, в театре актриса Аверичева проработала до 1991-го. За эти годы ею сыграно чуть менее сотни ролей.


P.S.
Софья Петровна Аверичева умерла в 2015 году на 101-м году жизни в Ярославле в воскресенье, 10 мая. Встретив 70-летие Победы, актриса легла спать и не проснулась утром.

 

 

                               10-летний мальчик сбил немецкий самолет в бою.

4 

Артур Капустин, 10 лет.
Пожалуй, самый невероятный эпизод «детской войны» - это история о том, как десятилетний мальчик сбил немецкий самолет в воздушном бою.
В штурмовую авиацию Артур попал благодаря своему отцу. Его отец - летчик-ас Александр Капустин.

…Понимал майор Капустин, что предстоит ему серьезное объяснение с начальством. Но другого выхода не нашел. Не мог он оставить своего сына Артура совсем одного, а пристроить у знакомых уже не было времени.
Первый раз в жизни Артур летел на боевом самолете от Днепропетровска до польской Праги, одного из районов Варшавы. Летел в кресле стрелка и, держась за рукоятки грозного пулемета, переговаривался с отцом по микрофону.— Смотри, сынок,— шутил отец.— Ты теперь главная защита хвоста. В небе без стрелка я ничего не стою, особенно, когда атакуют «мессершмитты»…
Сыном летного полка Артур стал через день после прибытия в польскую Прагу.— Ну, так что ты, Артур Капустин, думаешь делать на фронте? — в упор глядя на мальчишку, спросил командир полка полковник Вайк.
Артур подтянулся, искоса глянул на отца и, не уловив никакой подсказки, сказал:— Воевать, товарищ полковник.
И отдал командир приказ о зачислении Артура Капустина сыном 658-го авиационного полка.
За прилежность и исполнительность в воинской службе в день десятилетия связному авиаполка Артуру Капустину присвоили звание ефрейтора. Свой приказ командир зачитал перед строем заслуженных фронтовиков и как равному пожал мальчику руку.
Когда летчики разошлись к своим машинам, к Артуру подошел стрелок дядя Вася.— По такому торжественному случаю, значит, положено солдата оружием награждать…— И старшина вложил в ладонь мальчишки маленький трофейный пистолет.— Ой, спасибо…— только и пробормотал Артур, не в силах отвести взгляд от пистолета.— А теперь пойдем в балку. Поучу стрелять.
Первую обойму расстрелял Артур в тот день по специальной мишени. А вскоре представился ему случай применить оружие и, в другой обстановке.
Артур знал, что в окрестных лесах бродят не сдавшиеся в плен эсэсовцы. Однако и подумать не мог, чтобы они решились открыто днем подойти к самому аэродрому. Поэтому часто ходил в одиночку по лесополосе, примыкающей к летному полю.
Как-то ранним утром Артур побежал в лесополосу собрать букет весенних цветов. Там меж деревьев он увидел два белых пятна. Услышав немецкую речь, замер за кустом. Сердце его так заколотилось, что, казалось, сейчас услышат те, двое, находящиеся в двадцати шагах от него. «Шпионы! Как их задержать?» Эсэсовцы торопливо подошли к мотоциклам, стали развязывать вещмешки, укрепленные на багажниках, вытащили оттуда гражданскую одежду. «Сейчас они быстро переоденутся, удерут к своим и расскажут все про наш аэродром».— Хенде хох!—что есть духу закричал Артур и трижды выстрелил вверх.
Увидев перед собой мальчишку и услышав тревожный вой сирены на аэродроме, фашисты переглянулись и бросились наутек. Но эсэсовцев вскоре задержал патруль. За проявленную бдительность Артуру Капустину перед строем объявили благодарность.
В последние дни апреля эскадрилья майора Капустина стала летать на Берлин. Обычно Артур провожал отца до самой машины, а потом махал рукой, пока видно было чернеющую в небе точку. Не раз случалось так, что у боевой машины оставались только Артур и дядя Вася, который перед вылетом готовил свой грозный пулемет «УБТ» к сражению в небе. Малоразговорчивый с однополчанами, дядя Вася совсем преображался, когда рядом был Артур. Он охотно объяснял мальчишке, что за приборы на самолете, какую надо нажать кнопку, чтобы тот или другой прибор «заговорил».— Взглянуть бы мне хоть одним глазом на этот Берлин…— Не дозволено, за это нам отец всыплет.— А я тайком, тихонечко, дядя Вася.— Да ведь всыплют нам…— заколебался старшина.
…Майор Капустин был немало удивлен, когда при очередном вылете на Берлин Артур не провожал его. Пряча глаза, чем-то явно смущенный, раньше обычного занял свое место стрелок Трофимыч. Самолет взял полный разбег, взмыл в небо и, прорезав свинцовые тучи, лег курсом на Берлин. Артур сидел у ног дяди Васи и не высовывал головы до тех пор, пока стрелок не потянул его за меховой воротник куртки и не показал пальцем вниз: пора, малыш, взглянуть на фашистское логово.
Майор Капустин выбрал точку на железнодорожном полотне и, скомандовав по рации: «Делай, как я», направил свой самолет к земле. Два ракетных снаряда, прочертив прямую огненную линию, полетели навстречу завывающему паровозу, а самолет выровнялся и зарокотал пулеметами, прошивая вспыхнувшие на путях вагоны…
Плавно набрав высоту, эскадрилья майора Капустина уходила на восток. И когда казалось, что все уже позади и их самолету ничего не грозит, со стороны солнца черными коршунами вынырнули « мессершмитты ».— Трофимыч! — прозвучало в шлемофоне старшины.— будь внимательным, слева «мессеры».
Старшина жестом приказал Артуру опуститься на дно кабины. Зло зарокотал пулемет. Словно бы споткнувшись, «мессер» накренился, завалился на крыло, вспыхнул свечой и потянул к земле черный шлейф дыма.
В хвост самолета заходил второй «мессершмитт». Он быстро пронесся над кабиной стрелка, и тотчас мальчик услышал частые глухие хлопки пробитой кабины и ойканье дяди Васи.— Береги хвост… береги хвост…— еле шевеля губами, сказал дядя Вася и затих.
Гитлеровец видел, что его пули достигли цели. Теперь никто ему не помешает спокойно срезать хвост советского самолета.
«Хвост, беречь хвост!» — повторял про себя Артур. Он знал, что надо делать. Прильнув к пулемету, нащупал гашетку и поднял ствол навстречу «мессершмитту». Длинная очередь грозного «УБТ» прошила туловище дракона, нарисованного на фашистском самолете. «Мессершмитт» накренился, сделал крутой вираж и пошел к земле.
Кто-то из летчиков, спешивших на помощь своему ведущему, видел поединок Артура с немецким асом и по рации доложил командиру полка о бое. Как только приземлился самолет майора Капустина, к нему подъехал командующий. Из кабины стрелка санитары вытащили тяжело раненного дядю Васю. Потом из кабины выбрался Артур. Командующий строго посмотрел на мальчишку.— Ну, герой, выдрать бы тебя за своеволие, да, надеюсь, это в последний раз! — сурово погрозил он пальцем. А потом вручил Артуру медаль «За боевые заслуги» — первую боевую награду сыну полка за отличие в боях над Берлином…

                                                                                               И. Караев. Из книги «Дети-герои»

 

 

                    Как снайпер Илья Каплунов уничтожил за один бой девять танков.

4 

В декабре 1942 года обстановка под Сталинградом оставалась напряженной. Окруженная немецкая 6-я армия продолжала отбиваться, а ей на помощь шла спасательная группа армий «Дон» под командованием Эриха фон Манштейна. Основной ударной силой группировки была танковая дивизия Эрхарда Рауса, состоящая из 160 боевых машин. К 13 декабря 1942 года немцы вышли к поселку Верхне-Кумский, где наткнулись на советскую оборону.

Бои продолжались пять дней, в результате советским войскам пришлось отойти к хутору Нижне-Кумский. До окруженного Фридриха Паулюса немецким танкам оставалось всего 35 километров. Последним советским резервом стала 2-я гвардейская армия. В ее составе числился 4-й стрелковый полк, в котором и служил наш герой — снайпер Илья Каплунов, чей подвиг остановил наступление врага.

 

Бой за хутор Нижне-Кумский

 

До войны Илья Каплунов служил матросом Тихоокеанского флота. На фронт он прибыл осенью 1941 года, и после прохождения курсов снайперов был определен во 2-ю гвардейскую армию.

Подразделение Каплунова заняло высоту возле хутора Нижне-Кумский и обустроило свои позиции. Атака немцев началась с налета авиации, которая вывела из строя все артиллерийские орудия. Потом пошли немецкие танки. Сражение продолжалось 20 часов. Хутор несколько раз переходил из рук в руки. В полдень 18 декабря немцы бросили в атаку свой последний резерв – 17-ю танковую дивизию и 65-й танковый батальон. В этом бою с нашей стороны погибли все, кроме матроса Каплунова. А, но на поле боя еще оставались пять вражеских танков.

 

Человек против танков

 

Каплунов отбросил винтовку и перебрался в окоп бронебойщиков. Вооружившись противотанковым ружьем, он тремя выстрелами подбил первую машину. Следующие два попадания вывели из строя еще один танк. Немцы, не понимая, откуда идет огонь, начали обходить позицию, тем самым подставившись под удар. Каплунов уничтожил еще два танка. Оставался последний, но теперь уже противник зафиксировал местоположение советского солдата. Немецкий водитель на высокой скорости помчался к окопу Каплунова, у которого уже не было бронебойных патронов. Многотонная машина наехала на окоп и стала крутиться на нем. Когда же танк отъехал, матрос неожиданно для немцев выскочил из укрытия и метнул противотанковую гранту. Взорвалось моторное отделение, и машина загорелась.

 

Последний бой

 

Илья Каплунов не стал покидать высоту без приказа. Он отыскал гранаты и патроны для бронебойного ружья и приготовился к следующему сражению. Вечером к его позиции стали подползать четыре немецких танка. Меткими выстрелами он подбил два из них, но разорвавшийся рядом с окопом снаряд, оторвал матросу ступню на левой ноге. После нескольких минут боя Каплунов подорвал третий и четвертый танк, последнюю машину вывел из строя гранатой. При этом осколком бойцу перебило левую руку.

Ему помогли местные жители. Они отыскали еще живого солдата и перевязали его. Через несколько часов полевые хирурги ампутировали матросу руку и ногу. Илья Каплунов не пережил болевого шока и кровопотери. Похоронили героя в братской могиле близ хутора, где он уничтожил 9 немецких танков.

 



Обновлен 23 июн 2018. Создан 02 мая 2018



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником


 Фильмы об Афганской войне. Жми, чтобы посмотреть. Воспоминания Афганцев. Жми, чтобы посмотреть. Песни Афгана. Жми, чтобы посмотреть. Газета Третий тост. Жми, чтобы посмотреть. Солдат-разведчик – писатель-сказочник. Солдат - поэт. Солдат - писатель. Фильмы о Великой Отечественной войне. Жми, чтобы посмотреть.                               
 Забытые подвиги русских солдат. Жми, чтобы посмотреть. Подвиги советских солдат в ВОВ. 1 часть. Жми, чтобы посмотреть. Подвиги советских солдат в ВОВ. 2 часть. Жми, чтобы посмотреть. Подвиги советских солдат в ВОВ. 3 часть. Жми, чтобы посмотреть. Подвиги советских солдат в ВОВ. 4 часть. Жми, чтобы посмотреть. Подвиги советских солдат в Афганистане. Жми, чтобы посмотреть.

Яндекс.Метрика