Подвиги Советских солдат в Великой Отечественной войне. 3 часть.




      Подвиги Советских солдат в Великой Отечественной войне. 3 ч.

 

                                                                                                             Гений разведки.                            Снайпер Галушкин.

                                                                                             

                                                                                                                "БРАТОК, ПРИСТРЕЛИ МЕНЯ!"

                 

 

 

              «БУДЬТЕ ОСТОРОЖНЫ. ПРОТИВ НАС ДЕЙСТВУЕТ СНАЙПЕР ГАЛУШКИН...»

 

4 

Николай Иванович Галушкин (1 июля 1917 года или 22 января 1922 года — 18 мая 2007 года, Кирово-Чепецк, Россия) — советский снайпер, лейтенант Рабоче-крестьянской Красной армии. Герой Российской Федерации (1995).


На Западном фронте получил широкую известность лейтенант Николай Галушкин, истребивший за годы войны из снайперской винтовки 418 гитлеровцев, в том числе 17 снайперов, и подготовивший 158 снайперов, которые уничтожили до 3000 вражеских солдат и офицеров.


Галушкин Николай Иванович предположительно 1922 года рождения (на самом деле на несколько лет старше), воспитывался в детском доме. В Вятском детдоме имени Ворошилова посещал стрелковый кружок, где отличался меткостью стрельбы.

В октябре 1941 г. его призвали в Красную Армию. Боевое крещение получил в январе 1942 г. под Москвой. Служил в 49-м стрелковом полку 50-й стрелковой дивизии 33-й армии Западного фронта.

За успехи в снайперском деле Галушкину звание младшего лейтенанта было присвоено по приказу генерала Конева И.С.

На подкладке каски, на обратной стороне пилотки и ремня у Николая Галушкина были написаны чернильным карандашом два слова: «Помни Макаровку». Макаровка – небольшое село под Москвой, за Наро-Фоминском.

Однажды в первых числах января 1942 г. с группой бойцов Галушкин вошел в единственный уцелевший дом сожженного фашистами и только что оставленного ими села. На полу горницы в лужах крови лежали старик с перерезанным горлом, растерзанная молодая мать и трое растерзанных, застреленных ребятишек. Одного из них пригвоздил к полу фашистский кинжал. На груди старика была приколота записка: «Мы вернемся скоро. Так сделаем со всеми советскими».

– Я тогда дал клятву отплатить фашистам. И мои товарищи тоже.

Николай начал счет мести в сентябре 1942 г., когда он выследил и уничтожил именитого фашистского снайпера, а заодно и еще двух бросившихся ему на помощь фашистов. ...

Стоял февраль 1943 года. Разведка донесла, что в удерживаемой фашистами деревне Сидорове, которую отделяла от позиций наших войск река, произошла смена частей. Гитлеровцы ходили чуть ли не в открытую средь бела дня, сновали машины и мотоциклы. Накрыть их артналетом? Могут пострадать мирные жители.

Командир дивизии генерал-майор Н. Лебеденко вызвал командира полка.

– Как там Галушкин поживает? Прикажите ему совершить групповой рейд в район Сидорово. Пусть возьмет пять-шесть своих учеников.

Николай провел тщательную разведку наблюдением, выработал план боя. Затем ночью у кромки крутого берега были вырыты и хорошо замаскированы окопы для снайперов. Наступило утро. К одному из домов подкатил мотоциклист. Галушкин его сразил. Вскоре из дома вышел офицер. Встревоженный, направился к убитому – и сам получил пулю. В стороне виднелась конюшня. Двое гитлеровцев вывели лошадей, стали их седлать. Уехать им не удалось...

По приказу Галушкина двое снайперов подожгли зажигательными пулями сарай и склад. Начался пожар. Захватчики выбегали из домов, кидались тушить пламя и падали под огнем снайперов. В считанные минуты было уничтожено более сорока оккупантов. Опомнившись, фашисты открыли яростный огонь по предполагаемой позиции невидимого противника. Им, однако, и в голову не пришло взять на подозрение пустынную кромку берега...

В кармане взятого вскоре в плен гитлеровца обнаружили листовку. Она предостерегала: «На участке советских войск, стоящих против нас, действует группа снайперов, руководителем которой является лейтенант Галушкин. Всем подразделениям и вне боевой обстановки следует быть осторожными, иначе могут быть напрасные жертвы».

За Галушкиным начинают охотиться вражеские снайперы, за его голову обещают вознаграждение, а самого его пытаются переманить листовками.

12 апреля 1943 г. командующий фронтом генерал-полковник Р. Малиновский вручил молодому снайперу именную снайперскую винтовку – ту самую, что теперь выставлена в Кировском краеведческом музее. Галушкин истребил к тому времени 135 фашистов. Снайпер получил высшую награду – орден Ленина. А грозный счет продолжал расти.

О многих подвигах Галушкина рассказывалось во фронтовой печати.

О семнадцати поединках с вражескими снайперами, разных тактических приемах и «секретах» гроссмейстера меткого огня. Кстати, и о том, как он вместе со своим напарником сержантом Т. Саджая захватил однажды вражеский танк с экипажем и привел его в расположение наших войск.

Он был неистощим на хитрость, выдумку, учитывал, охотясь на оккупантов, малейшие их слабости и пристрастия. И бил врага всюду, в любое время. Весь полк, вся дивизия любили и уважали его не только за отвагу и бесстрашие, но и за товарищескую душевность. Каждый солдат мечтал, чтобы его приняли в команду «галушкинцев». И как же переживали, когда он попал в беду.

Это случилось летом 1943 г. в бою на подступах к городу Славянску, под населенным пунктом Хрестище. Гитлеровцы атаковали. Один за другим были ранены и поползли в медсанбат двое из находящихся с Галушкиным снайперов. Из своего укрытия в бурьяне, метрах в трехстах от наших траншей, лейтенант продолжал вести истребительный огонь. Грохот близких разрывов оглушал снайпера. И тут страшный удар по голове, он потерял сознание.

Когда очнулся, увидел над собой двух рослых автоматчиков. Один из них держал в руках его именную винтовку. В один миг пронеслась перед ним вся его короткая жизнь.

– Галушкин? – самодовольно улыбался гитлеровец.

– Гут, Галушкин.

И вдруг удар кованого сапога:

– Ауфштеен! Встать!

Он с трудом поднялся. Голова кружилась, лицо, гимнастерка с орденами – все было в крови. Подталкивая, его повели. Фашисты увлеклись осмотром винтовки и, предвкушая награду за пленение знаменитого снайпера, плохо обыскали щуплого, слабого на вид Галушкина. А при нем были нож, «лимонка» и трофейный карманный пистолет.

...Жарко. Автоматчики вытирали платками потные шеи, то и дело отдирали на ходу цеплявшиеся за мундиры шарики репейника. Николай сделал вид, что тоже хочет отодрать колючку. Дальше все произошло мгновенно. Под ноги заднему конвоиру летит граната, а Галушкин бросается в сторону и откатывается. Взрыв! Последний конвоир в панике оглядывается, шатаясь, пытается помочь упавшему напарнику и тоже падает под выстрелами снайпера.

Безмерная радость переполнила лейтенанта. Он торопится забрать у врагов документы. Вынимает их у первого, оборачивается и... видит наведенный на себя автомат, в падении стреляет в фашиста, но и тот перед смертью успевает задеть ему живот автоматной очередью.

Герой выжил. Раненого подобрали солдаты из соседней части. Тяжелая, но успешная операция, и примерно через месяц с незатянувшимися еще ранами он возвратился в родной полк – к великой радости боевых товарищей.

Как рассказывал сам Николай Иванович, диктор Юрий Левитан при личной встрече с ним спустя годы после окончания войны признавался, что буквально на всю жизнь запомнил фамилию снайпера, неоднократно повторяя её по радио в сообщениях Совинформбюро

Отважный снайпер Николай Иванович Галушкин с боями дошел до конца Великой Отечественной, День Победы встретил в Праге. За годы войны получил шесть ранений. Во время войны дважды представлялся к званию Героя Советского Союза, но не сложилось... Только в 1995 г. Галушкину Н.И. было присвоено звание Героя Российской Федерации.

Награды

орден Ленина (26 октября 1943 года)

орден Красного Знамени (30 октября 1942 года)

два ордена Отечественной войны I степени (23 мая 1945 года, 11 марта 1985года)

медаль «За отвагу» (13 июля 1942 года)

орден Красного Знамени Монгольской Народной Республики (1943)

другие награды

Скончался Николай Иванович Галушкин в мае 2007 г.

Похоронен в Кирово-Чепецке.


 

 

 

                                        "БРАТОК, ПРИСТРЕЛИ МЕНЯ!"


3 

"1 декабря 1944 года, после второго ранения, я попал на курсы младших лейтенантов. Три месяца ускоренной учебы. Нам прилепили по одной звездочке - и на фронт.

Бои уже шли в Польше. Мы шли на Данциг. Там мы окружили довольно большую группировку немцев. Но окружили их с суши, а с моря - нет. И они продолжали сражаться. Наша дивизия ударила в центр группировки с целью расчленить ее. Впереди перед нами лежал город Сопот. Там я впервые в жизни увидел море.

 

Но до моря было вот какое дело...Местность под Сопотом лесистая. Артиллерию применить было нельзя. Мы с немцами сошлись так близко, что стрелять артиллеристы не решались, чтобы не перебить своих.
Мой взвод был правофланговым в батальоне. Взводу придали расчет станкового пулемета. Справа шел другой батальон. Вот стык наших батальонов и должен был прикрывать этот пулемет.
Шли лесом. Впереди - овраг. И вдруг из-за оврага немцы открыли сильный огонь из пулеметов и автоматов. Мы сразу залегли. Моя позиция оказалась как раз перед оврагом.
Спуск в овраг пологий. Я приказал пулеметчикам, чтобы контролировали перед собой по фронту противоположную сторону оврага и не пускали немцев сюда, если те вздумают контратаковать.

 

Расставил я свой взвод, жду. А слева от меня, смотрю, другие взводы нашей роты поднялись и, отстреливаясь, начали отходить. Я встал за деревом. Бегут пулеметчики соседнего взвода. "Куда? - кричу им. - Быстро ко мне! Устанавливайте пулемет и бейте вдоль оврага!" Те послушались. Быстро развернули "максим" и начали стрелять.
А немцы уже полезли в лощину. Но мы их остановили. Когда согласованно лупят два пулемета с флангов, трудно преодолеть их огонь. Лежим. Одну атаку отбили, ждем новой.
Пулеметчики соседнего взвода рядом со мной. Второй номер заправил новую ленту. И вдруг - взрыв! "Максим" - кверху колесами! Первый номер отбросило. Живой он остался или его тогда убило, я так и не узнал. Второй номер невредимый. А у меня от близкого взрыва такой шум в голове, что я и соображать-то стал плохо.

 

Оказывается, немец подполз к нашей позиции и выстрелил из фаустпатрона. Но счастье наше, немного промахнулся. Граната ударила в дерево и разорвалась поодаль. Я - к пулеметчику. Перевернули мы пулемет, поправили ленту. Я лег за гашетку. Немцы уже поперли. И начал я стрелять. Стреляли мы по ним почти в упор. И опять отбились.
Я лежу и думаю: что ж это за части нас контратакуют так ожесточенно? Совсем с потерями не считаются, напролом идут. Неподалеку, на краю оврага, лежит офицер. Не добежал до нас совсем немного. Я подполз к нему. На фуражке череп с костями. Так это же СС! Я снял с убитого часы. Хорошие, швейцарские часы. Долго потом, уже после войны, носил их.
Погодя приходит связной из соседнего взвода: "А вы здесь?!" - и смотрит на нас и на трупы немцев удивленными глазами. "Мы-то здесь, а вот вы где?" - "А мы, товарищ лейтенант, за лесом", - как ни в чем не бывало отвечает он. Мы с пулеметчиком даже засмеялись.

Собрались мы все. Командир роты пришел. Перешли овраг. Немцы оттуда ушли в Сопот. Теперь предстояло атаковать Сопот. Там меня и ранило. А ранило меня вот как.
Ворвались мы в Сопот. Отбили у немцев костел. Костел брали мы, мой взвод. Дальше пошли. От дома к дому. В одном месте спустились в подвал. В подвале много народу. Поляки. Когда мы вошли, поляки сразу протянули нам навстречу руки.
Что такое? В руках, смотрим, часы и разная ерунда. Э-э, да нам, говорим, этого ничего не надо! Кое-как объяснили им, что мы не мародерничаем, а немцев ищем. Воюем. Тогда они сказали, что немцев в подвале нет. Вышли мы из подвала. Пошли дальше.
Слева по улице стоит наш подбитый танк, "тридцатьчетверка". Башня у нее вывернута, и ствол пушки уперся прямо в мостовую. Видимо, внутри был сильный взрыв. Под танком лежит танкист. Увидел меня, позвал: "Браток, пристрели".
Это он мне такое говорит. Я ему: "Да что ты? Мы тебя сейчас вытащим. В тыл отправим". - "Меня уже никто не вытащит и не спасет. Пристрели. Прошу тебя. Сил моих больше нет. Вон, посмотри, на той стороне улицы сколько наших лежит. Пытались меня вытащить. И экипаж мой весь там".

Я посмотрел через улицу - правда, лежат трупы наших бойцов и несколько танкистов. Я ему опять: "Потерпи, дружище. Поверь, уж я-то тебя вытащу". И так мне захотелось вытащить, спасти этого танкиста! Что ж, думаю, придумать?
Смотрю, идет двуколка. Колеса у телеги широкие. В телеге двое гражданских. Подъехали к танку, развернули двуколку. Подняли мы танкиста и положили в повозку. А ноги у него болтаются, перебиты.
И пока мы грузили танкиста, ни один немец с той стороны не сделал ни одного выстрела. Дома напротив, откуда только что велся сильный огонь, как будто вымерли. И снайперы там сидели, и пулеметчики. А вот ни один не выстрелил. Двуколка с двумя гражданскими и раненым танкистом уехала. И тут снова загремело.
Пошли мы дальше. Идем. И вдруг я стал валиться. И повалился на мостовую. Что это, думаю, со мной? Зачем это я повалился? Схватился за грудь. Потому что почувствовал, что вроде как воздуха не хватает... И встать уже не могу.
Мы ж там, между домов и в переулках, из-за угла друг в друга стреляли. Почти в упор. Так что просмотрел я своего противника. Офицер. Выскочил из-за угла и выстрелил из пистолета. Опередил меня. Это потом мне ребята рассказали.

Бойцы мои меня подхватили. "Командир, что с тобой? Командир, ты ранен?" Я хочу им что-то сказать, а у меня кровь изо рта. Хлюпает в горле, печенками выходит. Все, думаю, вот меня и убило… Видел я, как после таких ранений умирали.
А солдаты у меня во взводе были ребята бывалые. Некоторые из-под Вязьмы шли, в сорок втором в окружении там побывали. Может, слышали что про 33-ю армию да про ее командующего, генерала Ефремова?
Так вот наша дивизия вместе с Ефремовым и погибала тогда под Вязьмой. А я в нее пришел уже позже. Так вот ребята гимнастерку на груди разорвали, бинтами рану перемотали, чтобы кровью не изошел. Понесли в тыл. Они-то меня и спасли.
В самом конце войны. Третье ранение. Слепое пулевое. Пуля до сих пор сидит в легком. Доктора говорят: трогать, мол, не надо, она там вроде как обросла и прижилась. И правда не беспокоит." - из воспоминаний мл. лейтенанта Е.Т.Полового из 1297-й стрелкового полка 160-й стр.дивизии.

 

 

 

 

             "ГЕНИЙ РАЗВЕДКИ". "СУЩИЙ ДЬЯВОЛ В БОЮ". БЫВШИЙ УГОЛОВНИК.

 

1 

Владимир Николаевич Подгорбунский (1916—1944) — советский офицер танковой разведки, Герой Советского Союза (1944).Совершил несколько воистину богатырских подвигов. Мог стать дважды и даже трижды Героем, войти в пантеон великих национальных воинов.

В годы Великой Отечественной войны танковая разведывательная рота гвардии капитана В. Н. Подгорбунского особо отличилась в ряде операций:
Для переправы советских войск через реку Днестр увёл у немцев понтонный парк.

Даже сам гвардии генерал-полковник танковых войск Михаил Ефимович Катуков предпочитал не приказывать гвардии старшему лейтенанту Подгорбунскому, а просить его - дотоле неслыханный случай в истории Красной армии.
В городе Казатине взял в плен немецкого гауляйтера фон Хабе и доставил его в штаб М. Е. Катукова;
На станции Фердинандовка (вблизи города Винницы) взял в плен целый железнодорожный состав немецких солдат и офицеров.
Подгорбунский был ранен 11 раз.
В 19-й гвардейской мотострелковой бригаде 1-й танковой армии его называли «гением разведки».
Родился 25 апреля 1916 года в городе Чите. Русский. Образование начальное. Рано остался сиротой, отец погиб в партизанском отряде в гражданскую войну, мать вышла замуж и уехала в Москву, оставив мальчика дяде. Скитался по стране, затем воспитывался в Читинском детском доме.
После детдома начал самостоятельную жизнь. Встав на путь нарушения закона, к 19-ти годам имел несколько судимостей за кражи и воровство.
Несколько раз бежал из лагерей. В очередной раз попав в лагерь, попал под влияние политзаключённого, бывшего военного, и написал письмо М. И. Калинину, изъявив желание порвать с прошлым и «стать на честный путь».
В 1936 году был освобождён из мест заключения и направлен для прохождения службы в Красную Армию. Получил специальность механика-водителя танка. В 1939 году демобилизовался. Жил в городе Иванове, работал на одном из предприятий города.
В январе 1942 года был вновь призван в армию Фрунзенским райвоенкоматом города Иванова. На фронтах Великой Отечественной войны прошёл путь от рядового красноармейца до капитана. Был командиром отделения бронебойщиков, механиком-водителем танка. Воевал на Калининском и Брянском фронтах. Член ВКП(б) с 1942 года.
На Курской дуге младший лейтенант В. Н. Подгорбунский уже командовал взводом разведки. Хотя взвод был танковый, его бойцы часто действовали в пешем строю, без машины пробивались в тыл противника и действовали достаточно эффективно. К концу 1943 года на его счету значилось большое количество успешных разведывательных рейдов в тыл противника. В бригаде его прозвали «гением разведки».
По словам сослуживца, "Володя ходил в бой всегда при всех регалиях". То есть, отправляясь на задание, никогда не снимал с себя погоны, награды и Гвардейский значок, хотя, согласно уставу, все это полагалось сдавать. Вот и в том скоротечном бою гитлеровцы имели возможность разглядеть начищенную до блеска медаль "За отвагу" на его гимнастерке. Троих немцев старший лейтенант застрелил в результате огневого контакта. Затем, как было сказано в представлении к награде, "перешел в рукопашную схватку, где рукояткой нагана стал таранить немцев и уничтожил троих, а четверых уничтожил его помощник младший сержант Никифоров, 2 фрица, не выдержав сопротивления, пустились наутек".
Командир бригады полковник Федор Петрович Липатенков, подписавший приказ о награждении старшего лейтенанта Подгорбунского орденом Красной Звезды, так рассказывал о своем неординарном подчиненном военному журналисту Юрию Александровичу Жукову:
"Да, оригинальный человек. Удивительные дела совершает... Иногда, конечно, нелегко бывает с ним: прошлое на него давит. ...Но временами ему становится трудно. Не всегда он может соблюдать дисциплину, поэтому иногда имеет неприятности с командованием. Но зато в бою - сущий дьявол. Такое иногда сотворит, что прямо не верится. А пошлешь проверить - все точно. У таких людей какая-то обостренная, я бы сказал, скрупулезная честность. Он как бы щеголяет ею: вот вы небось мне не верите, так посмотрите же сами!
Смотрим, удивляемся, снова смотрим - все точно!"
А еще старший лейтенант щеголял небывалым артистизмом, с которым выполнял сложнейшие задания командования. Еще цитата из мемуаров генерал-лейтенанта Н. Попеля:
"Единственного пленного в ночь перед наступлением притащили разведчики Подгорбунского. Пробрались в блиндаж, в котором трое немцев слушали пластинки. Двух прикончили финками, а одному сунули в рот салфетку и поволокли.
Подгорбунский бросился назад к патефону, аккуратно поставил мембрану на самый обод пластинки. Из блиндажа, как и пять минут назад, несся веселый тирольский вальсок..."

Гений разведки

Очень скоро старший лейтенант Подгорбунский стал до чрезвычайности популярной фигурой. О нем знало командование бригады, корпуса и даже 1й гвардейской танковой армии. Гений разведки - так с легкой руки комбрига называли Володю. Не погнушался побеседовать с ним даже член Военного совета фронта и секретарь ЦК ВКП(б) Никита Сергеевич Хрущёв, по-житейски мудро отозвавшись о развязной манере поведения гения разведки: "Блатная накипь постепенно сойдет, пустяки... А человек, по-видимому, незаурядный..."
В конце декабря 1943 года в боях за освобождение Правобережной Украины со своими разведчиками не раз совершал рейды в тыл противника, добывал ценные сведения. Только в период с 24 по 30 декабря его взвод уничтожил 4 танка, 2 самоходные артиллерийские установки, 12 бронетранспортёров, 62 автомашины и свыше 120 солдат и офицеров противника. Было захвачено необходимое число «контрольных» пленных, одно орудие, до пятидесяти автомашин и продовольственный склад.
28 декабря в боях за город Казатин разведгруппа Подгорбунского на двух Т-34 с десантом на броне, всего 29 человек, обойдя немецкую оборону, первой ворвалась в город с тыла. Разведчики промчались по улицам, уничтожая на пути огневые точки противника, давя гусеницами и расстреливая из пулемётов живую силу противника. Разбив восемь орудий и уничтожив до сотни немецких солдат и офицеров, они вышли к привокзальной площади. Здесь танкисты расстреляли подошедший под погрузку эшелон, в одном из вагонов которого находились штабные офицеры танковой дивизии. Сапёры подорвали выходные стрелки и отрезали им пути отхода. Кроме того, на станции осталось несколько эшелонов, один из которых с военнопленными и гражданскими, отправляемыми в Германию. Пока передовой отряд разведчиков действовал в городе, к его окрестностям подошли основные силы — танковый полк подполковника И. Н. Бойко.
"Невероятно?.. - задал риторический вопрос командир бригады полковник Липатенков, рассказывая об этом подвиге Подгорбунского журналисту Юрию Жукову. - Согласен с вами. С точки зрения элементарных тактических расчетов - задача для двух танков и двадцати девяти автоматчиков непосильная. И все-таки это реальность. Подсчитано и удостоверено..."
Подсчеты произвел и начальник разведотдела штаба танковой армии полковник Алексей Михайлович Соболев. "Выясняем, что в Казатине ко времени появления дозора Подгорбунского было около трех с половиной тысяч солдат и офицеров противника. В успехе Подгорбунского решающую роль сыграли внезапность удара и "психический шок", в который впали гитлеровцы, потеряв способность к организованному сопротивлению".

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 января 1944 года за смелость и отвагу, проявленные при взятии Казатина, гвардии старшему лейтенанту Подгорбунскому Владимиру Николаевичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 2076).

11 нашивок за ранения
Отныне даже сам гвардии генерал-полковник танковых войск Михаил Ефимович Катуков предпочитал не приказывать гвардии старшему лейтенанту Подгорбунскому, а просить его - дотоле неслыханный случай в истории Красной армии. Обратимся к мемуарам Катукова "На острие главного удара": "Встретились с ним на берегу Днестра. Коротко объяснил я, в чем суть дела, и по-дружески, не в порядке приказа, а именно по-дружески, попросил:
- Будь добр, товарищ Подгорбунский, уведи у немцев понтонный парк. Сослужи службу, век будем помнить. - И, шутя, добавил: - Учти, работа сдельная, за нами не пропадет.
Вижу, у Подгорбунского глаза загорелись. Знаю: необыкновенные дела для него любых радостей дороже. Козырнул старший лейтенант: "Будет исполнено" - и ушел к своим разведчикам.
...Глубокой ночью глухими тропами пробрался Подгорбунский со своими разведчиками через боевое охранение противника, с тыла ворвался в деревню, где находился немецкий понтонный парк, и как снег на голову обрушился на маленький фашистский гарнизон. В деревне, кроме понтонеров, никого не было. Под треск пулеметов и автоматов гитлеровцы разбежались, а наши разведчики, не теряя ни минуты, взяли на буксир немецкие понтоны и привели их на берег Днестра...
А затем армейские саперы быстро соорудили понтонные паромы и стали перебрасывать на правый берег Днестра машины с горючим и боеприпасами".
Командир разведроты представил Подгорбунского к ордену Красного Знамени и вторичному присвоению звания Героя. Можно лишь гадать, почему Катуков отказался поддержать второе представление и не стал посылать наградной лист на звание дважды Героя в Москву. Ведь разведчик не только честно заслужил это высокое отличие, но и щедро заплатил за него кровью. На некоторых фотографиях мы видим на груди гения разведки шесть нашивок за ранения: три золотых - за тяжелые, три красных - за легкие.
Впрочем, генерал Попель утверждал, что Подгорбунский был ранен 11 раз: "Если бы он носил все нашивки за ранения, на груди не хватило бы места".
29 марта разведгруппа Подгорбунского на двух танках совершила рейд в тыл врага в район города Станислава (ныне Ивано-Франковск, Украина). В результате было уничтожено четыре танка Т-IV, один «Тигр», восемь бронетранспортёров, два самоходных орудия, много автомашин с различным грузом и повозок, захвачено 19 105-мм орудий, 3 зенитных пушки, взято 6 складов, из них 4 продовольственных.
В конце июля 1944 года Подгорбунский отличился в боях за польский город Ярослав. Пробравшись со своими разведчиками к реке, он зажёг несколько шашек и под покровом густого дыма переправил на противоположный берег две лодки с автоматчиками. Части вермахта пытались выбить бойцов с небольшого плацдарма, но огонь танков с берега, занимаемого советскими войсками, сорвал эти попытки. Разведчики продержались до наступления темноты и подхода основных сил.
Развивая наступление части 1-й танковой армии вышли в реке Висле, в числе первых был разведывательный дозор гвардии капитана Подгорбунского. Гвардейцы захватили небольшой паром и в ночь на 29 июля переправили на противоположный берег взвод автоматчиков. К вечеру был наведён понтонный мост и первым по нему пошли танки Подгорбунского. Позднее этот плацдарм на берегу Вислы будет назван Сандомирским.
19 августа 1944 года во время разведрейда в тыл противника группа Подгорбунского попала в засаду. Командир был дважды ранен, но продолжал руководить боем. Погиб, когда выводил остатки группы к своим. Он выпрыгнул из горящего броневика, но будучи раненым уже не смог спастись, скончался от ожогов. Опознать его смогли только по Золотой Звезде, которую он грудью прижал к земле.

Похоронен в местечке Дембно (Польша), позднее перезахоронен на кладбище братских могил города Сандомира (Польша), братская могила № 218

Награды и звания

Герой Советского Союза (10 января 1944);

орден Ленина (10 января 1944);

орден Красного Знамени;

два ордена Отечественной войны 1-й степени;

два ордена Красной Звезды;

медаль «За отвагу»

В городе Чите именем В. Н. Подгорбунского названа улица, установлена мемориальная доска и бюст (1986). Его имя присвоено Читинскому областному детскому дому, школе-интернату (1966) и улице в городе Казатине (1965).
В Казатинской школе-интернате-гимназии имени В. Н. Подгорбунского с 1979 года существует Музей боевой славы. Музей ведёт постоянную переписку с женой, дочерью и внуками Подгорбунского. По материалам поисковой работы в 2011 году ограниченным тиражом выпущена книга «Геній розвідки» о В. Н. Подгорбунском.

Из наградного листа к вторичному представлению к званию Герой Советского Союза (награжден орденом Красного Знамени). Тов. Подгорбунский 21.03.44 года по приказу командования бригады был назначен командиром разведывательной группы, за это время проявил себя исключительно управлять боем и при этом проявил мужество, отвагу и героизм.

21.03.44 года в районе Константиновый разбил колонну 6 автомашин, уничтожил 16 солдат, обоз 8 повозок с продовольствием, снаряжением и обмундированием.

22.03.44 года в районе Скородино разведгруппа уничтожила 19 повозок из 68 стрелковой дивизии, взято 500 лошадей, 24 пленных солдат и офицеров, убито 46 немецких солдат и офицеров.

23.03.44 года в районе города Чертков уничтожили и захватили в плен 50 грузовых и легких автомашин, 2 бронетранспортера, убито 67 солдат и офицеров, взято в плен 7 солдат и захватили полностью 3 склада.

24.03.44 года в районе города Бучач взято в плен 3 офицера из дивизии СС, заняли город Бучач. Уничтожили 40 автомашин, взято 6 складов, 3 тягача, 20 солдат и офицеров, 1 паровоз, 4 пушки, 8 понтонных лодок.

2

 

29 .03.44 года в районе города Молмоч уничтожил: 19 пушек, 3 зенитных пушки, 3 танка Т-4, 560 солдат и офицеров, в том числе одного подполковника, 1 полковника и 1 майора. Взято в плен 160 солдат и офицеров, 8 бронетранспортеров, 117 разных, захвачено 230 подвод.

29.03.44 года в районе Станислава сожжен 1 танк «Тигр» в районе переправы.
Тов. Подгорбунский В.Н. достоин правительственной награды Героя Советского Союза.

 

На фото Подгорбунский с сыном полка Борисом Прозоровым. .Мальчика он подобрал во время разведрейда.

 



Обновлен 07 дек 2017. Создан 20 ноя 2017



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником
Яндекс.Метрика