Подвиги Советских солдат в Великой Отечественной войне. 2 часть.




                                   Ссылки на статьи.

1   

 

       Победить без единого выстрела.              Он убил любимца Гитлера.                     

 

 

       Обреченные на смерть.                            Как трое казаков порубили немецкую автоколонну.

 

   Забытый танковый ас.              Бронебойщик тяжелых танков.

 

    Легендарная разведчица.            Битва лейтенанта Шуклина.

 

  Герой Советского Союза посмертно.     Кавалер четырех орденов Славы.

 

 

                                                                                    Разведчик морской пехоты.                            Пионеры не сдаются.

 

 

                                                                                  Подвиг танкиста.                                              Истребитель снайперов.

 

                                                                                  Наградить посмертно с вручением.            Операция "Медведь".

 

                                                                                  Мастер рукопашного боя.

 

 

 

                    КОМАНДИР ОТДЕЛЕНИЯ РАЗВЕДОТРЯДА СЕВЕРНОГО ФЛОТА.

                           ПОЖАЛУЙ, ЛУЧШИЙ МАСТЕР РУКОПАШНОГО БОЯ.

 

10 

Голыми руками.
Пуля - дура, штык - молодец. В этой старой поговорке таится мудрость: винтовку или автомат может заклинить, патроны могут кончиться, в конце концов, можно элементарно промахнуться. Другое дело - штык или, еще лучше, собственный кулак, он точно не подведет. Рассказ о солдатах Великой Отечественной войны, которые сражались с врагом врукопашную.

Агафонов Семён Михайлович - командир отделения 181-го особого разведывательного отряда Северного флота, старшина 1-й статьи. Родился в маленькой рыбацкой деревушке Пушлахта Архангельской области в 1917 году. Естественно, с детства хотел быть моряком, поэтому в 1938 году был принят матросом в Военно-Морской флот. Проходил службу в подводной лодке "Щ-401" Северного флота. С 1941 года он был зачислен в ряды морских пехотинцев все того же легендарного Виктора Леонова.
Пожалуй, это лучший советский мастер рукопашного боя. За плечами имел более 50 успешных десантных операций в тылу врага, где его умение бесшумно уложить десяток человек в окопе пригодились как нельзя кстати. Пятьдесят раз пересекал он линию фронта, пятьдесят раз ходил в глубокий тыл противника, собирал сведения, громил опорные пункты, базы и батареи врага. И каждый поход был подвигом.
Геройски действовал в ходе десанта в Мотовском заливе 18-19 сентября 1942 года: захватил два вражеских пулемёта, с одним из них остался прикрывать отход десантной группы от многократно превосходящих сил врага, после упорного боя и сам сумел прорваться к побережью и был эвакуирован катером. Член ВКП(б)/КПСС с 1942 года.
Особо отличился в ходе Петсамо-Киркенесской наступательной операции. В ночь на 12 октября 1944 года в боях при освобождении населённого пункта и порта Лиинахамари командир отделения 181-го особого разведотряда Северного флота старшина 1-й статьи Агафонов С.М., вместе с отрядом участвовал в стремительной атаке батареи врага на мысе Крестовом. Один из первых в подразделении он ворвался на батарею, захватил орудие и открыл из него огонь по противнику. В тяжёлых условиях отряд овладел вражеской позицией и удерживал её свыше суток от непрерывных контратак превосходящих сил врага, что способствовало прорыву катеров с десантом в залив Петсамовуоно (Печенгский залив) и захвату населённого пункта Лиинахамари. В этом бою Агафонов лично уничтожил более десятка немецких солдат, часть из них - в рукопашных схватках.
..Задача была нелегкой: высадиться в тылу противника у мыса Могильный и провести за собой батальон морской пехоты, разрушить фашистскую оборону в этом важном пункте, захватить документы или "языка" и вернуться назад.
Глубокой ночью советские катера бесшумно подошли к берегу. Разведчики быстро высадились и стали карабкаться вверх по крутым береговым скалам. Заняли первый рубеж, оглянулись назад, а батальона пехоты не видно, он задержался, остался где-то в темноте.
Шло время. Надвигался рассвет. Наступать одним? Мало сил. Уходить обратно, не выполнив задания? Этого не позволяет традиция разведчиков: не выполнил задания - не возвращайся.
И они решились. Их неожиданный дерзкий бросок застал гитлеровцев врасплох. Вслед за бегущими в панике егерями советские моряки ворвались в укрепленный район. В брошенном блиндаже нашли штабные документы, работающую рацию. Быстро разобрались в обстановке и стали готовиться к обороне. Это было своевременно. Враг вскоре понял, что перед ним лишь горстка храбрецов, и бросился в атаку. Отстреливаясь, разведчики ждали подкрепления, но свои не подходили.
Какие-то тени замелькали в тылу маленького отряда. Один из моряков выглянул из-за камня - и сразу же раздались выстрелы из немецкого автомата. Пришлось занимать круговую оборону. Моряки отбивались целый день. Но ожесточенность вражеских атак все нарастала. Фашисты не жалели боеприпасов, били из всех видов оружия. Кругом горела земля, укрыться было некуда, и разведчики только теснее прижимались к земле.
Наконец стемнело. Фашисты поняли, что под покровом ночи советскому отряду легче будет уйти, и вновь бросились в атаку. Положение моряков казалось безнадежным - кончились патроны. У командира группы Леонова остался последний диск. Нужно было что-то предпринимать. Прорваться назад? Но на фланге, за камнями, стояли тяжелые пулеметы фашистов, отсекая пути отхода. Вырваться из окружения можно было только уничтожив пулеметные точки. Бойцы с надеждой смотрели на командира.
И он принял решение. 
- Семен, надо захватить пулеметы, - обратился он к Агафонову.
Тот несколько секунд помолчал. Потом торжественно, как клятву, произнес короткое "есть!" и приготовился к броску. Командир поднял автомат и дал по гитлеровцам длинную очередь из последнего диска. Агафонов черной птицей взметнулся над камнями и скрылся за бугром. Послышался шум борьбы, разведчики кинулись на помощь. И вот долгожданные трофеи: два пулемета и полные коробки лент. Теперь можно было идти на прорыв.
Когда кольцо врага разомкнулось, и путь к берегу освободился, выяснилось, что невредимых в отряде только двое: Агафонов и Каштанов. Командир приказал им взять фашистские документы и срочно доставить их в штаб флота. 
- А как же вы? - вырвалось у Семена.
- Пойдем за вами, но нас не ждите, - ответил командир. 
Двое пошли. Ночью они случайно наскочили на вражеский пост, завязалась перестрелка, оба были ранены. С большим трудом добрались до своих. А через несколько дней адмирал Головко вручил Агафонову, Леонову и Каштанову ордена Красного Знамени.
...Октябрь 1944 года. Советская Армия выходила к государственной границе СССР, очищая от фашистских захватчиков земли Украины, Молдавии, Белоруссии, Прибалтики. Воины Заполярья с нетерпением ждали, когда придет их час.
И вот, наконец, рано утром 7 октября бойцы, стоявшие на северных рубежах Родины, увидели на первой полосе фронтовой газеты призыв: "Родина требует очистить всю русскую землю в Заполярье с древним городом Печенгой... Иди же смело вперед, воин Севера! С тобой вся сила нашей Родины!" В восемь часов утра началось наступление советских войск по всему Карельскому фронту. 
Заволновались флотские разведчики: пошла в бой 14-я армия, наступала морская пехота, а они все еще не получили боевого приказа и уж в который раз отрабатывали высадку десанта с катеров. Наступил вечер 9 октября. Капитан Барченко-Емельянов и лейтенант Леонов собрали разведчиков.
- Перед нами поставлена ответственная задача, - сказал капитан. - Враг отступает, уничтожая на своем пути все, что можно уничтожить. Необходимо спасти от разрушения Печенгу и другие города и завершить окружение фашистской группировки. Командование флотом решило высадить десант в порту Лиинахамари, прикрывающем подходы к Печенге с моря. 
"Девкина заводь" (так звучит Лиинахамари в переводе) - узкий и длинный фиорд, он весь простреливался с мыса Крестового двумя немецкими батареями. Пока батареи целы -.десанту пройти невозможно. Разведчикам было поручено уничтожить вражеские орудия и этим обеспечить успех операции по окружению фашистов. Бойцы поклялись выполнить приказ Родины.
Темной ночью советские катера подошли к скалистому берегу. Разведчики бесшумно покинули корабли, и ушли в темноту, навстречу хлеставшему в лицо мокрому снегу. 
В полночь штурмовали крутую сопку. Стоя на плечах Семена Агафонова и прислонившись к скале, парторг отряда Аркадий Тарашнин вырубал в почти отвесной гранитной скале ступеньки. С помощью таких ступенек и каната отряд взобрался на вершину сопки. А впереди - еще более крутые горы. По карте до батареи значилось 30 километров, а на деле, через тундру и болота, по камням и скалам, было все 60. Шли двое суток без сна, с короткими передышками для отдыха. К исходу дня 12 октября добрались до цели. Отряд разделился. Часть его во главе с лейтенантом Леоновым пошла на штурм 88-миллиметровой батареи, а остальные, под командованием капитана Барченко, должны были захватить 150-миллиметровые орудия, Агафонов оказался в группе Леонова.
Разведчики стали осторожно подходить к батарее, но кто-то впотьмах наскочил на проволоку. Противник поднял тревогу, взлетели ракеты, началась стрельба. Советские бойцы не растерялись, они срывали с себя шинели и бросали на колючую проволоку, рубили ее лопатами. Отрядный силач Иван Лысенко, обернув голову бушлатом, бросился к проволоке, подлез под крестовину столба, поднатужился и приподнял заграждение над землей.
- Скорей, вперед! - закричал он. Агафонов видел, как по фигуре Ивана скользнул луч прожектора и трассирующая очередь, коснувшись его груди, погасла. Лысенко покачнулся, стая медленно оседать, все еще держа над собой проволоку. Когда он упал, советские бойцы были уже у батареи. Семен Агафонов забрался на крышу блиндажа, близ пушки. Из-под земли выскочили два офицера. Первого Агафонов пристрелил (позже узнали, что это был командир батареи), второго - обер-лейтенанта - оглушил прикладом автомата. Потом он догнал Андрея Пшеничного, и они стали гранатами прокладывать себе дорогу к пушке. Эти двое разведчиков еще вели рукопашный бой с орудийным расчетом, а другие уже поворачивали пушки в сторону Лиинахамари.
Командир послал Агафонова связаться с отрядом, штурмовавшим вторую батарею. Обстановка там сложилась тяжелая. Из Лиинахамари па помощь гитлеровцам прибыл десант. Пришлось разделить отряд: несколько разведчиков отбивали атаки десанта, другие держали под обстрелом батарею. Бойцы помнили приказ: батарея не должна сделать ни одного выстрела.
Так прошел весь день 13 октября. Наступил вечер. Часов в десять по морю вдруг забегали лучи прожекторов, повисли световые ракеты, заговорили орудия. С высокого берега разведчикам хорошо было Видно, как в залив на бешеной скорости ворвались два советских торпедных катера. Грохотали десятки батарей немцев, но самые опасные - на мысе Крестовом - молчали. Катера, воспользовавшись этим, укрылись в тени противоположного берега и помчались прямо к причалу. И вот уже десант советских моряков ведет бой на берегу. А .следом к берегу подходят все новые и новые военные суда. Много видел Семен Агафонов примеров отчаянной храбрости, но такого смелого :прорыва катеров наблюдать не приходилось. Позже он узнал, что командир головного катера онежанин А. О. Шабалин за эту операцию получил вторую Золотую Звезду Героя Советского Союза.
К утру 14 октября "морские охотники" подбросили разведчикам подкрепление. И фашисты были отброшены к морю. Бой oшел на узкой полоске берега. Семен Агафонов схватился с двумя гитлеровцами. Сразив -одного, он загнал в воду другого, крича:

- Сдавайся, гад! Убью ведь! Хенде хох!

Гитлеровец выпустил из рук винтовку, поднял левую руку, присел, а правой схватил булыжник - и тут же упал, сраженный короткой очередью. 
Фашисты не выдержали натиска, сдались.
Отряд разведчиков сразу был переправлен в Лиинахамари, где Агафонов и его товарищи снова ринулись в бой... В 12 часов 14 октября гарнизон Лиинахамари капитулировал, путь на Печенгу был открыт. В порт прибыл командующий Северным флотом адмирал А. Г. Головко. Он сказал командиру морских разведчиков В. Леонову:
- Отряд дрался геройски. Все до единого достойны награды. А лично вас представим к званию Героя Советского Союза.
Леонов поблагодарил, но тут же обратился к адмиралу:
- Этого звания заслуживают Агафонов и Пшеничный. Они первыми прорвались к батарее и захватили ее. А как потом дрались! Вес разведчики считают их героями...
- Ну, если все, - ответил адмирал, - тогда ошибки не будет. Пишите реляцию.
Через пять дней адмирал подписал представление о присвоении звания Героя Советского Союза сержанту С. М. Агафонову. 
К концу октября освободительные бои в Заполярье закончились. Советские войска полностью освободили от немецко-фашистских захватчиков Петсамскую область. Советский Север стал свободным.
Пятого декабря 1944 года Президиум Верховного Сонета СССР учредил медаль "За оборону Советского Заполярья". Ею были награждены все непосредственные участники боев, в том числе и наш земляк - Герой Советского Союза Семен Михайлович Агафонов.
После разгрома гитлеровской Германии отряд морских разведчиков Северного флота принял участие в боях на Дальнем Востоке против милитаристской Японии. Новые подвиги Семена Агафонова были отмечены орденом Красного Знамени.
Еще много лет после войны Семен Михайлович Агафонов продолжал службу в рядах Военно-Морского флота. 
Жил в городе Евпатории Крымской области Украинской ССР. Работал боцманом рыболовного сейнера, помощником капитана теплохода "Курортник", слесарем-наладчиком на заводе "Вымпел". Скончался 1 января 1977 года. Похоронен на городском кладбище Евпатории. Награждён орденом Ленина (05.11.1944), тремя орденами Красного Знамени (02.10.1942; 23.10.1944; 19.08.1945), орденом Отечественной войны 2-й степени (10.10.1944), медалями "За оборону Советского Заполярья", "За победу над Германией", "За победу над Японией", другими медалями.

 

 

 

 

     ОПЕРАЦИЯ «МЕДВЕДЬ». КАК КОСТРОМСКИЕ ЧЕКИСТЫ ДВА ГОДА ВОДИЛИ ЗА НОС                                                                ГЕРМАНСКУЮ РАЗВЕДКУ

 

8 

Операция «Медведь» является самой удачной операцией костромских и ярославских чекистов в годы Великой Отечественной войны. На протяжении многих десятилетий информация о ней была засекречена. Лишь спустя 65 лет после начала данной операции в управлении ФСБ по Костромской области поделились с «Костромской народной газетой» материалами и документами об удивительных событиях 1943 года. В рамках проведения данной операции было арестовано больше десятка немецких агентов, изъято множество оружия, передан огромный объем дезинформации, а работа немецкой разведки в регионе была полностью парализована.


Эта история начинается еще в 1939 году, когда 23-летнего преподавателя вечерней школы в Солигаличском районе Александра Васнецова (фамилия изменена) призвали в ряды РККА. В армии он выучился на радиста и получил звание младшего сержанта, попав в 23-ю танковую дивизию. 9 августа 1941 года в боях на Украине он попал в плен к немцам, танк, в котором находился Александр, был подбит, а всех, кто в нем находился, сразу «вырубило». Так он оказался в немецком плену — сначала в сборном пункте для советских военнопленных, затем в концентрационном лагере. Условия содержания в них для советских военнопленных были просто чудовищным, при этом нацисты вели обработку пленных красноармейцев, в первую очередь тех из них, кто обладал каким-то военными навыками и специальностями, интересовали их и те, кто проживал на северо-восточных территориях Центральной России.
Военнопленным, которые соглашались с ними сотрудничать, гитлеровцы обещали «золотые горы», хотя последним было достаточно и того, что их лучше кормили и обеспечивали гораздо более свободный режим содержания. Многим пленным предлагали стать диверсантами и шпионами, отправляя на подготовку для дальнейшей заброски в советский тыл. Умение обращаться с радиостанциями, взрывчаткой, стрельба из различных видов оружия, ориентирование на местности — всему этому учили будущих диверсантов. Подготовка велась в специальных школах организации «Цеппелин» (Unternehmen Zeppelin). Именно в одну из спецшкол данной организации и попал младший сержант РККА Александр Васнецов.

Данная организация, являвшаяся разведывательно-диверсионным органом гитлеровской Германии, была создана в марте 1942 года в структуре VI управления РСХА для работы в советском тылу. На «Цепеллин» возлагались задачи диверсионно-террористический деятельности, политической разведки и организации сепаратистских национальных движений в советском тылу. Весной 1942 года организацией «Цеппелин» было создано при группах армий, действовавших на советско-германском фронте 4 зондеркоманды, в функции которых входили: работа с советскими военнопленными — отбор кандидатов в будущие агенты, а также опрос на предмет сбора разведывательных данных о внутриполитическом положении в Советском Союзе; сбор советских документов, обмундирования и иных материалов для обеспечения своей агентуры; отправка выбранных военнопленных в учебные лагеря организации, в некоторых случаях обучение на месте; переброска подготовленных агентов в советский тыл через линию фронта. Весной 1943 года с целью концентрации сил вместо четырех зондеркоманд было сформировано две «главных команды», получивших название «Руссланд Норд» (Россия — Север) и «Руссланд Зюд» (Россия — Юг). Именно представителей команды «Норд» будут водить за нос на протяжении двух лет сотрудники НКВД из Солигалича.
Александра Васнецова в составе группы из трех человек (все бывшие советские военные) должны были забросить в Ярославскую область, в состав которой в то время входил Солигаличский район (сегодня Костромская область). Группа получила кодовое название «Медведь». В советском тылу группа должна была легализоваться и начать работу, информируя организацию «Цеппелин» о настроениях людей, осуществляя диверсии — взрывая мосты и проводя акции устрашения населения. Также от них требовали следить и докладывать о перемещении советских войск, уточнять топографические карты, привлекать к сотрудничеству всех лиц, которые были недовольны действующей советской властью. По поводу шансов группы на успех немцы, скорее всего, не обольщались — большинство подобных группы проваливались.
18 марта 1943 года немецкий самолет сбросил немецкую разведывательно-диверсионную группу «Медведь» в Солигаличском районе Ярославской области. При себе диверсанты имели массу подготовленных советских документов: военные билеты, удостоверения личности, бланки, печати, продукты питания и одежду, радиопередатчик и около 117 тысяч рублей наличными (список всего, что было при диверсантах, занимает больше страницы мелким шрифтом). Первой задачей диверсантов был взрыв моста через реку Челсма в районе города Галича.
Практически сразу же после приземления диверсанты закопали выданное им оружие и снаряжение и отмахали на лыжах по глубокому снегу расстояние в 40 километров до города Солигалич, объявившись в местном РОНКВД во всей красе. Через несколько часов чекисты уже осматривали запасы сброшенной к ним группы: двуствольное охотничье ружье, 6 револьверов, две ручных гранаты, хлеб, шоколад, сахарин, конфеты, порядка 200 различных документов, пачки денег — богатый улов.
Еще в немецкой спецшколе все участники группы договорились между собой, что после приземления они сдадутся в руки советских органов внутренних дел, рассказав им обо всем. Они понимали, какое к ним может быть отношение, но сознательно шли на риск, рассчитывая на снисхождение при добровольной сдаче и раскрытии всех известных им сведений. На всех трех участников группы «Медведь» были заведены уголовные дела, их допрашивали по 8 часов. В конечном итоге проконсультировавшись с московскими коллегами (диверсантов на время даже возили в Москву, они содержались в «Бутырке»), их было решено использовать для радиоигры с немецкой разведкой и передачи дезинформации.
9
Спустя некоторое время после приземления руководство «Цеппелин-Норд» получило от «Медведя» первую радиограмму — приземление прошло успешно, полученная информация была тщательным образом проанализирована, было установлено, что радиограмма была отправлено именно группой. В дальнейшем сообщения от «Медведя» начали идти регулярно. Группа сообщала немцам о том, что ей якобы удалось рассредоточиться по различным населенным пунктам района, успешно ведя вербовку недовольных советской властью элементов, а также наладить связь с местными бандитско-диверсионнными группами, которые скрывались в лесах, завербовать завхоза одного из местных лесоучастков. Поступающая информация была настолько разнообразной и обширной, что гитлеровцы решили отправить на помощь «Медведю» еще одну группу диверсантов.

Все радиограммы, естественно, тщательно готовили сотрудники НКВД. Чекисты продумывали мельчайшие детали, а также вели допросы задержанных участников группы, чтобы узнать максимальное количество деталей и всю полезную информацию. При этом они передавали информацию, которая была достоверной, но не представляла никакой ценности и тем более не была секретной. Случайные пожары (например, сгоревшая конюшня) выдавались за поджог, несчастный случай (рухнул старый деревянный мост) за успешно осуществленную диверсию, погибшие в столкновениях с бандитами и дезертирами сотрудники органов государственной безопасности за проведенную акцию устрашения.
В том же 1943 году все члены группы получили по приговору военного трибуна по 5 лет лишения свободы, достаточно гуманное наказание по меркам того периода и военного времени. На проведение операций участников «Медведя» вывозили под полным контролем, после чего снова возвращали под арест. Так их часто доставляли в прифронтовую зону для участия в мероприятиях, направленных на выявление заброшенных агентов Абвера. Новая группа диверсантов, которая была сброшена в Солигаличский район летом 1943 года, в рамках успешной радиогры с противников сразу же по приземлении была арестована. При этом возглавлявший «Руссланд Норд» штурмбанфюрер СС Краус получил совсем другую информацию — встреча с «Медведем» прошла успешно, обе группы смогли наладить опорную сеть в городах и создали базу в лесу. При этом чекисты старались вести игру с противником предельно осторожно, не давая почувствовать фальшь и обман. Опасались они и навязчивости. Для придания большей естественности, рация иногда «выходила из строя», у группы возникали какие-то непредвиденные ситуации, связь с ней на время пропадала.
Работа группы «Медведь» в советском тылу считалась успешной, о ее деятельности докладывали лично шефу СС Гимлеру. При этом штурмбанфюрер СС Краус получал от командования награды и поздравления. В Германии на группу и агентов возлагали большие надежды во время будущего немецкого наступления, которого все не было и не было. В 1944 году немецкие армии отступали уже по всем фронтам. Несмотря на это к концу лета 1944 года «Цеппелин-Норд» сбросил в тыл еще две группы своих агентов, все они сразу попали в руки советских чекистов. При этом некоторые сомнения у Крауса все-таки возникли, однако не в отношении группы «Медведь». Выяснилось, что двое агентов из второй сброшенной группы, еще находясь в разведшколе, договорились о том, что попытаются сдаться при приземлении. В итоге из центра «Медведям» было передано указание ликвидировать «предателей». В ответной радиограмме «Медведи» отчитались об исполнении приказа из центра. В начале февраля 1945 года немцы сбросили еще одну группу в помощь «Медведям». В Берлине делали на деятельность диверсантов огромную ставку, даже находясь на пороге гибели всего Третьего рейха. Данная группа из-за плохой видимости приземлилась на территории Горьковской области, самолет сбился с курса.

Вскоре гитлеровцам стало совсем не до советского тыла, в марте 1945 года «Цеппелин-Норд» перестал отвечать на вызовы «Медведя». Теперь можно было подвести итоги успешной операции, продолжавшейся на протяжении 740 дней. За это время сотрудниками НКВД только на территории Костромской области было арестовано 12 немецких агентов, конфискован миномет, три пулемета, 30 карабинов и пистолетов-пулеметов, 42 пистолета, 28 тысяч патронов, сотни мин, 1,5 тонны взрывчатки, а также около 1,5 миллионов рублей наличными. Деятельность немецкой разведки в данном регионе России была полностью парализована.

После отбытия тюремного срока Александр Васнецов жил и работал в небольшом тихом лесопункте, расположенном в костромской глубинке. При этом время от времени чекисты привлекали его к старой работе, когда необходимо было раскрыть вражеских агентов или подтвердить причастность тех или иных людей к сотрудничеству с гитлеровцами. Как отмечается в «Костромской народной газете», в начале 1990-х годов Александр и его «коллеги» по группе были реабилитированы на основании решения прокуратуры.

 

   

                    Наградить посмертно с вручением.

 

7 

13 июля 1942 года у комвзвода танков КВ лейтенанта Коновалова не задалось. В бою накануне его КВ получил несколько попаданий немецких снарядов, что привело к нарушению подачи топлива в двигатель. Неисправность вроде удалось устранить, но на марше в составе бригады подача топлива опять прекратилась. Машина встала возле хутора Нижнемитякинское (Тарасовский район Ростовской области).

Ждать комбриг-15 Пушкин не мог. Он приказал технику-лейтенанту Серебрякову помочь экипажу Коновалова с ремонтом, предупредил о возможном появлении немцев (сплошной линии фронта здесь как таковой не было), в случае чего их продвижение следовало задержать на максимально возможное время, и бригада ушла в пункт назначения.

Общими усилиями танкисты исправили машину и уже собирались было отправиться вдогон за своими, но в этот момент на ближайшем пригорке появились два немецких броневика. Пока немцы анализировали ситуацию, Коновалов один броневик подбил, второму удалось уйти. Связаться со своими по рации не удалось: бригада ушла уже далеко. Оставалось выполнять приказ самостоятельно.

На следующий день разведгруппа бригады осмотрела место боя. Башенный и мехводовский люки исклёванного немецкими снарядами, сгоревшего танка были закрыты. Опрошенные местные жители добавили подробностей. Комбригу было доложено о подвиге и геройской гибели экипажа — командира Коновалова, старшего мехвода Козыренцева, командира орудия Дементьева, заряжающего Герасимлюка, младшего мехвода Акинина, радиотелеграфиста Червинского, вместе с находившимся с ними техником бригады Серебряковым. И полетели телеграммы, родных-знакомых известить...

 

Описание подвига из наградного листа (орфография и пунктуация сохранены):
"13 июля 1942 года, в р-не Н-МИТЯКИНСКОЕ 2-е, танк "КВ" л-нта КОНОВАЛОВА стоял из-за неисправности после боя. Экипаж своими силами восстанавливал танк. В это время показалось 2 немецкие бронемашины. Тов. КОНОВАЛОВ немедленно открыл огонь и 1 машина была подожжена, вторая поспешно скрылась. Вслед за бронемашинами показалась движущаяся колонна танков, сначало 35 машин, а затем еще 40. Пр-к продвигался к деревне. Л-нт КОНОВАЛОВ, используя выгодную позицию своего замаскированного танка, решил принять бой. Подпустив первую колонну танков на расстояние 500-600 метров, экипаж "КВ" открыл огонь. Прямой наводкой было уничтожено 4 танка. Колонна пр-ка не приняла бой, вернулась обратно. Но через некоторое время развернутым строем деревню атаковали 55 танков пр-ка. Л-нт КОНОВАЛОВ решил продолжить борьбу с бронированными машинами немецко-фашистских захватчиков, несмотря на такое подавляющее превосходство. Героический экипаж поджег еще 6 танков пр-ка и заставил его вторично откатиться. Враг предпринимает третью атаку. Герои-танкисты, руководимые своим комсомольцем-командиром тов. КОНОВАЛОВЫМ, ведут огонь по танкам и машинам пр-ка до последнего снаряда. Они уничтожают ещё 6 вражеских танков, 1 бронемашину и 8 автомашин с вражескими солдатами и офицерами. Советская крепость умолкает. Фашисты открывают огонь из 105мм орудия, которое подтягивают к танку на расстояние 75 метров. Экипаж танка с Героем-командиром Лейтенантом КОНОВАЛОВЫМ вместе с танком погиб в этом неравном бою. Защищая нашу Родину от немецких захватчиков, л-нт КОНОВАЛОВ проявил мужество, непоколебимую стойкость, беззаветный героизм. За героизм проявленный при защите Родины, тов. КОНОВАЛОВ достоин посмертного присвоения звания "ГЕРОЙ СОВЕТСКОГО СОЮЗА" с вручением Ордена ЛЕНИНА и Медаль "ЗОЛОТАЯ ЗВЕЗДА".
КОМАНДИР 1 ТАНК. БАТАЛЬОНА
СТАРШИЙ ЛЕЙТЕНАНТ /ВАСИЛЬКОВ/"

Фраза комбата Василькова «достоин посмертного присвоения... с вручением» оказалась отчасти пророческой.

После того, как многократные прямые попадания окончательно обездвижили танк, а боезапас подошёл к концу, Коновалов распорядился: после последнего выстрела экипаж немедленно покидает машину через аварийный люк в днище. Последний выстрел пушки КВ практически совпал во времени с первым выстрелом подтянутого немцами для расстрела зловредной крепости в упор 105-миллиметрового орудия.

И всё-таки троим, не погибшим сразу, удалось выбраться из машины, сняв с неё один из пулемётов: командиру, технику Серебрякову и башнёру Дементьеву. Они отползли в безопасное место, а с наступлением темноты начали пробираться на восток, к своим.

Опасаясь предательства и плена, в населённые пункты старались не заходить, питались буквально подножным кормом — сырым зерном, травой. На четвёртый день пути три танкиста обнаружили немецкий танк, призывно стоящий с открытыми люками.

Справедливо рассудив, что ехать всяко лучше, чем идти, танкисты решили «взять» его. Подкравшись к машине, Серебряков забил одного охранявшего её танкиста прикладом пулемёта, а Дементьев уложил второго из пистолета. Тем временем Коновалов застрелил командира и механика-водителя вражеской машины. Танкисты завели захваченный трофей и на полном газу двинули к своим.

Так, на вражеской машине, удачно избежав огня противотанковых средств обеих сторон, они и вышли, точнее, выехали к своим, обрадовавшимся было, что шальные фрицы сдаваться приехали. Правда, вышли они довольно далеко от расположения своей бригады, и были зачислены в новую часть.

Наглость Семёна Коновалова была оценена по достоинству: он командовал трофеем ещё около месяца, подбив с его помощью в боях не менее трёх немецких танков.

После выяснения всех обстоятельств представление на Героя переписывать не стали, а Указ был подписан 31 марта 1943 года.

Семён Васильевич Коновалов дошёл до Победы и в 1946 году был уволен в запас. Однако в 1950 году его вновь призвали, через два года он окончил Ленинградскую высшую офицерскую бронетанковую школу, но после начала хрущёвского сокращения армии в 1956 году подполковник Коновалов был уволен в запас уже окончательно.

Осел Коновалов в Казани, где 25 лет проработал старшим инженером на одном из заводов. Вёл большую общественную работу, часто выступал перед молодёжью, был нештатным лектором общества «Знание». Умер герой 4 апреля 1989 года, похоронен в Казани на Арском кладбище.

 

                                                                           Подвиг танкиста.

4 

КОГДА В ПОСЁЛОК ВОРВАЛАСЬ НАША ПЕХОТА, ОНИ ПОНЯЛИ, ЧТО ЗДЕСЬ СОСТОЯЛСЯ НАСТОЯЩИЙ ПОДВИГ: НА СНЕГУ ЛЕЖАЛ ОКРОВАВЛЕННЫЙ ТАНКИСТ. НА ТЕЛЕ ГЕРОЯ ОБНАРУЖЕНО 16 РАН ,А ВОКРУГ ВАЛЯЛОСЬ 60 ВРАЖЕСКИХ ТРУПОВ

 

Александр Иванович Спирин (1917—1944) — старший лейтенант, участник Великой Отечественной войны, Герой Советского Союза. Командир 2-й танковой роты 98-го отдельного танкового полка Ленинградского фронта.
Родился 4 (17) августа 1917 года в городе Чердынь ныне Пермской области в семье рабочего. Русский. Отец – Спирин Иван Иванович, инвалид империалистической войны. В 1933 году окончил 7 классов Чердынской средней школы. Работал электриком в доме культуры, на городской электростанции. За добросовестный и честный труд он неоднократно награждался ценными подарками. Коллективом комсомольской организации Спирин был избран секретарем комитета.

В Красной Армии с сентября 1938 года. Член ВКП(б). В 1939 году окончил полковую школу, ему было присвоено звание сержанта-радиста. В 1939-1941 годах обучал молодых танкистов.
Участник Великой Отечественной войны с 19 июля 1941 года. Был назначен в экипаж командира полка майора Потапова. В одном из боев сержант Спирин был ранен и лежал в госпитале города Дзержинска Горьковской (ныне Нижегородской) области. После выздоровления был направлен во вновь сформировавшуюся часть, которая была отправлена на защиту города Ленинграда.
В апреле 1943 года получил тяжелое ранение и контузию. До сентября находился в госпитале. Медицинская комиссия дала Спирину отпуск домой, но он вместо родного Урала отправился на фронт, в свою часть. В январе 1944 года отличился при снятии блокады Ленинграда.
2-я танковая рота под командованием А.И. Спирина проявила себя мужественно и самоотверженно. Танкисты упорно взламывали фашистскую оборону, уничтожая живую силу и технику врага. В ожесточенных боях только за один день – 14 января, воины роты уничтожили два гитлеровских танка, 38 землянок и дзотов, 36 пулеметных точек, 38 орудий разного калибра, один бронированный тягач. Было взято в плен семь солдат и один офицер, уничтожено живой силы 700 человек.
В эти напряженные дни Спирин лично из пушки и пулемета уничтожил 7 противотанковых и 9 других орудий, 18 землянок, 13 пулеметов, один тяжелый немецкий танк «тигр», живой силы противника до 19 человек.
Еще одна задача стояла перед танковой ротой Спирина: во взаимодействии с 308-м стрелковым полком с восточной стороны и 19-м стрелковым полком с западной стороны необходимо было взломать оборонительные сооружения на подступах деревни (ныне поселок) Дятлицы Ломоносовского района Ленинградской области и овладеть опорным пунктом третьей оборонительной линией противника. На третий день боев, юго-восточнее противник ввел в бой из оперативного резерва два полка 61-й пехотной дивизии в район опорного пункта Дятлицы, немцы бросили несколько батальонов моторизованной дивизии.
В ночном бою 16 января 1944 года, рота Спирина с тремя танками вырвалась далеко вперед и подошла к населенному пункту Дятлицы. В головном танке находился сам командир роты. На подступах к нему было сосредоточено большое количество фашистской техники. Спирин не стал ждать, когда подойдут основные силы полка. Решил принять бой. По рации он приказал двум своим танкам идти в обход справа, а сам с экипажем ринулся к деревне. Завязался неравный бой. Прошло всего четверть часа, а позади тридцатьчетверки остались оскверненными девять вражеских пушек разного калибра. Ворвавшись первым на окраину Дятлицы, Спирин выпустил сигнальную ракету. В ее голубом мерцании увидел танки. Успел сосчитать восемь «тигров». Тут же приказал командиру орудия открыть огонь. В темноте вспыхнуло огромное зарево огня, загорелся немецкий танк. Немцы открыли ответный огонь. Несколько снарядов попало в машину Спирина. Убило заряжающего и тяжело ранило механика-водителя. Бой продолжался. Несколько раз старший лейтенант пытался связаться с остальными танками своей роты, но рация молчала. Она была выведена из строя. А сделать это было необходимо. Во что бы то ни стало, надо было доложить командиру полка, где у фашистов основные силы. Оставалось одно, послать кого-нибудь с донесением. Механик истекал кровью, командир один почти не отрывался от прицела. Надо было идти самому, но он решил, что его место здесь.
Александр Спирин взял командира орудия за плечо и оттянул от прицела. Хорошенько объяснил задачу: отыскать наши танки и рассказать о том, какая сложная обстановка. Раненый водитель перелез в башню, у рычагов ему все равно делать нечего. Подбитая машина не двигалась. Истекая кровью, механик-водитель подавал снаряды старшему лейтенанту. Удалось подбить еще один танк, полыхал второй. Остальные повернули назад. Сейчас самый раз бы броситься вперед и начать преследование фашистов. Но этого сделать нельзя, так как танк не двигался. Танк стоял на самом виду, снаряды немецкой артиллерии ложились все ближе и ближе.
Страшной силой удар потряс боевую машину. Сильным ударом Спирина отнесло от прицела и ударило о броню, офицер потерял сознание. Очнувшись, он позвал механика, но ни кто не ответил. На ощупь отыскал товарища, потряс его, он был мертв. Выставив руки вперед, командир роты начал искать прицел. Пальцы уткнулись в какие-то обломки. Из машинного отделения потянуло гарью. Однако, задача, поставленная командованием, еще не была выполнена. Окровавленный, черный от копоти, задыхался в едком дыму горящего танка, Спирин открыл крышку люка, захватив при этом автомат, выбрался наружу и залег. К подбитой машине бежали немцы. Их силуэты отчетливо темнелись на фоне снега. Меткой автоматной очередью офицер уложил группу фашистов, остальные залегли.
Все кругом кружилось, казалось, встало вниз головой и лес и заснеженные поля. Кровь сочилась. Раны нестерпимо ныли. Казалось ничего больше сделать нельзя. Но враг не был разбит, он может прорваться. Вторая попытка приблизиться к советскому танку стоила фашистам новых жертв. Враг не унимался. Гитлеровцы открыли яростный огонь и снова пошли в атаку. Старший лейтенант Спирин был тяжело ранен, но мужество не покидало гвардейца. Герой-танкист, истекая кровью, презирая смерть, напрягая последние силы, в упор, до последнего патрона расстреливал фашистов, пытавшихся захватить его в плен.
С громовым «ура» на врага обрушилась советская пехота. Поселок отбили у врага… Картина, представшая перед красноармейцами, не вызывала сомнений: здесь состоялся настоящий подвиг. Вокруг сгоревшей тридцатьчетверки — шесть десятков убитых немцев. А под танком — один-единственный боец с пустым диском ППШ, в луже собственной крови. На теле скончавшегося Александра полковой санитар насчитал шестнадцать ранений.
Старший лейтенант А. И. Спирин был похоронен в деревне Гостилицы Ломоносовского района Ленинградской области.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 февраля 1944 года «за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм» старшему лейтенанту Спирину Александру Ивановичу посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

 

                                                           Пионеры не сдаются.

4 

- ПИОНЕРЫ НЕ СДАЮТСЯ! -ШЕПТАЛ МАЛЬЧИК, СЖИМАЯ РУКОЯТКУ ПУЛЕМЁТА. ОКОЛО ЧАСА ВЁЛ БОЙ ДЕСЯТИЛЕТНИЙ РАЗВЕДЧИК С ГИТЛЕРОВЦАМИ

 

ЛЁНЯ АНКИНОВИЧ.
Карательный отряд налетел в деревню Заболотье днём.Отец и мать Лёни Анкиновича были дома, когда в дверь заколотили прикладами.
— Сынок, на чердак. Схоронись! — только и успел сказать отец.Дверь сорвали с петель, и дом наполнился топотом сапог, криками...

— Партизаны! Выходи!..Мать и отец стали собираться.
— Шнель! Скорей!
Кто-то из солдат разрядил автомат по стенам комнаты — зазвенели разбитые стёкла окон. До Лёни долетали ещё крики солдат, выстрелы — каратели переходили от дома к дому. Потом всё стихло.
После ареста родителей Лёня решил добраться до партизан.
Мальчик всё больше углублялся в лес. Теперь можно уже не бояться, что его заметят.
До озерца было недалеко, как дорогу ему вдруг преградил человек с двустволкой в руках.
— Кто такой! Куда! — негромко спросил он.
— Из Заболотья, из деревни я, — оправившись от неожиданного окрика, сказал Лёня. — У нас там фашисты. Каратели. Отца и мамку арестовали. Анкинович я. Лёня. Левона Никифоровича сын.
Так десятилетний мальчик попал к партизанам под командованием Константина Сергеевича Заслонова.
Пионеры не сдаются!
Осторожно раздвинув ветки придорожного березняка, Лёня Анкинович оглянулся по сторонам: шурша колесами по мокрому гравию дороги, пронеслись один за другим несколько грузовиков. А затем остановились в конце магистрали - там, где дорога расходится на два проселка.
- Немцы! - мелькнуло в голове разведчика.
А в деревне партизаны. Их мало. И они не знают о том, что каратели окружают деревню. Как предупредить их?
Не раздумывая, Лёня Анкинович бросился бежать через Сухую балку. Гитлеровцы заметили мальчика. Загремели винтовочные выстрелы, засвистели пули. Обожгло локоть, затем правую ногу.
Но вот он около старой мельницы. Возле неё дорога поворачивает вправо. Отсюда до деревни Кашино километра три, не меньше. Добежать не успеешь. А что, если попробовать задержать немцев?
Придерживая здоровой рукой простреленный локоть, хромая, Лёня бросился к партизанской землянке. Там, недалеко от развалившейся мельницы, был спрятан пулемет. Лёня подтащил его к узкому окну...
Лихорадочно застучал «максим». Головная машина гитлеровцев остановилась и вспыхнула ярким факелом. Но вскоре немцы опомнились и бросились к землянке. Пулемётная очередь тут же прижала фашистов к земле.
Около часа вел бой десятилетний разведчик Лёня Анкинович.
- Сдавайся, партизан! - кричали гитлеровцы, когда смолкли выстрелы.
- Пионеры не сдаются! - шептал мальчишка и еще крепче сжимал рукоятки пулемета.
Неожиданно «максим» замолчал. Кончились патроны. А фашисты подходят все ближе и ближе.
- Нет, гады, все равно не пройдете! - крикнул отважный партизан и бросил одну за другой несколько гранат.
И вот в руках у Лени Анкиновича последняя граната. Мальчишка выдернул кольцо и выскочил из землянки.
Фашисты ринулись навстречу. Они решили, что партизан идет сдаваться. Но тут Лёня взмахнул рукой. Раздался оглушительный взрыв...
Пионер не погиб. Утром партизаны из бригады Константина Заслонова нашли тяжело раненного мальчика и отправили в партизанский госпиталь. Четыре месяца врачи боролись за жизнь юного героя. И он выжил!
За этот подвиг Указом Президиума Верховного Совета СССР Лёня Анкинович был награждён орденом Красной Звезды.
Выписавшись из госпиталя, отважный партизан вернулся в свой отряд.
Окончилась война. Леонида Анкиновича направили в лётное училище. Вскоре бывший партизан стал военным лётчиком-истребителем.
В 1956 году Леонид после демобилизации возвратился в родную Оршу.

 


 

                                                        Герой Советского Союза посмертно.

2 

Герой Советского Союза - уроженец Мордовии ценой своей жизни уничтожил немецкий аэродром.

Летчик-герой Иван Бибишев родился 8 августа 1921 года в семье крестьян, в мордовском селе Камакужа Инсарского района. Получив специальность метеоролога, Иван жил и работал в Магнитогорске. На фронт он попадает в 42 году, сразу после окончания школы военных летчиков. В июле 42-го Бибишев участвует в уничтожении колонны врага. Одновременно со званием лейтенанта, в сентябре, Иван получает свою первую награду - орден Красного Знамени за выполнение боевых заданий, наносящих ощутимый урон врагу. В январе 1943 года лейтенант Бибишев награжден вторым орденом Красного Знамени и Орденом Отечественной войны I степени за уничтожение вражеского аэродрома в сложном ночном бою под Сталинградом.

Бибишев совершил 141 боевой вылет, ликвидировал 20 фашистских танков. Он уничтожил полсотни автомашин с боеприпасами, десятки вражеских орудий. Им выведены из строя самолёты противника. 18 января 1943 года командир соединения Иван Бибибшев получает боевое задание: ударить по противнику, укрепившемуся в окопах. Задание было выполнено, однако, возвращаясь на аэродром, Иван увидел, что на другом участке фронта враг наносит сокрушительные удары, не давая продвигаться вперед нашим танкам. Решение пришло мгновенно - штурмовать противника. Несколько раз дерзкий летчик обрушивал шквальный огонь на окопавшихся врагов. Фашисты обстреляли "Ил-2". Погибающий пилот направил горящий самолет на стоянку фашистских самолетов в Гумраке.

За этот последний подвиг Ивану Бибишеву присвоено звание Героя Советского Союза посмертно... Герой, которому не было и 22 лет.

В городах Инсар и Магнитогорск есть улицы, которые носят имя Ивана Бибишева. В Магнитогорске именем Бибишева названа школа No 8. На доме, где жил Герой, установлена мемориальная доска. Имя Бибишева увековечено на стеле Аллеи Героев в Волгограде.

                                                                                                                                             Анна Бережкова

 

 

 

 

 

                              Кавалер четырех орденов Славы.

3 

Гаибов Алимурат (10 января 1915 — 7 марта 1985) — участник Великой Отечественной войны, помощник командира взвода разведки 109-й отдельной гвардейской разведывательной роты 128-й гвардейской горно-стрелковой дивизии (1-я гвардейская армия 4-й Украинский фронт), гвардии сержант. Один из полных кавалеров ордена Славы, награждённых в годы войны четырьмя орденами Славы.

Родился 10 января 1915 года в кишлаке Куштегирман Науского района Худжандской области Таджикистана в крестьянской семье. Узбек по национальности. Образование неполное среднее. Работал бригадиром в колхозе.

В Красную Армию призван в октябре 1939 года Новузским райвоенкоматом Сталинабадской области. Службу проходил в 83-й Туркестанской горно-стрелковой дивизии, которая к началу Великой Отечественной войны дислоцировалась на территории Ирана. На фронте с августа 1942 года, был командиром пулеметного отделения в составе 100-го горно-стрелкового полка той же дивизии. Участвовал в обороне Северного Кавказа, за отличие в боях за освобождению Кубани награждён орденом Красной Звезды.

В составе этой дивизии, ставшей 128-й гвардейской, прошел весь боевой путь до победы. К осени 1944 года гвардии сержант Гаибов воевал уже в дивизионной разведке, в 109-й отдельной гвардейской разведывательной роте, был командиром отделения, затем помощником командира взвода.

В октябре 1944 года гвардии сержант Алимурат Гаибов установил место стыка частей неприятеля на переднем крае в районе населённого пункта Велька-Поляна (Словакия). С радиостанцией он прошёл в этом месте во вражеский тыл, где собрал ценные сведения для советского командования. Приказом по частям 128-й гвардейской горно-стрелковой дивизии (№ 38/н) от 6 ноября 1944 года гвардии сержант Гаибов Алимурат награждён орденом Славы 3-й степени[1].

В декабре 1944 года в трудных условиях стабильной обороны противника гвардии сержант Гаибов тщательным наблюдением установил точное начертание немецкого переднего края перед фронтом дивизии. В ночном поиске 8 декабря 1944 года в районе населённого пункта Кравьяни (в 29 километрах северо-восточнее города Кошице, Словакия) захватил «языка», который выдал ценные сведения. Отважный разведчик был ранен, но не покинул поля боя. Был представлен к награждению орденом Славы 2-й степени.

Член ВКП(б)/КПСС с 1945 года.

1 января 1945 года в трудных условиях горно-лесной местности гвардии сержант Гаибов в составе разведгруппы проник в тыл противника в районе господствующей высоты. Разведчики внезапной атакой с тыла захватили батарею из четырех орудий и атаковали противника, оборонявшего высоту. Огнём из автоматов и гранатами рассеяли превосходящие силы противника, захватили два крупнокалиберных пулемета, несколько автоматов и винтовок, взяли контрольного пленного и захватили высоту. Сам Гаибов в это бою огнём из автомата уничтожил 7 гитлеровцев.

8 января 1945 года командиром разведроты был представлен к награждению орденом Красного Знамени, но так как приказ по предыдущему награждению еще не был подписан, да и дивизия тогда действовала в интересах другой армии, командующим 18-й армии статус награды был изменен[2].

Приказом по войскам 1-й гвардейской армии (13/н) от 10 января 1945 года гвардии сержант Гаибов Алимурат награждён орденом Славы 2-й степени[3].

Приказом по войскам 18-й армии от 31 января 1945 года (№ 37/н) гвардии сержант Гаибов Алимурат награждён вторым орденом Славы 2-й степени[2]. Награда вручена в 1967 году.

27 января 1945 года гвардии сержант Алимурат Гаибов во главе группы разведчиков умело действовал с десантом на самоходных артиллерийских установках в населённом пункте Мшана-Дольна (северо-западнее города Новы-Сонч, Малопольское воеводство, Польша). В уличном бою лично уничтожил 6 гитлеровцев. 3 февраля 1945 года во вражеском тылу в 27 километрах юго-восточнее польского города Бельско-Бяла (Польша) напал на вражеский обоз, пленил двух гитлеровцев, захватил санки с лошадью, продовольствие и несколько автоматов и винтовок. 21 апреля 1945 года с группой разведчиков захватил пленного, давшего ценную информацию, награждён вторым орденом Красной Звезды.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 29 июня 1945 года за образцовое выполнение заданий командования в боях с немецко-фашистскими захватчиками гвардии сержант Гаибов Алимурат награждён орденом Славы 1-й степени (№ 821), став полным кавалером ордена Славы[4].

В октябре 1945 года старшина Гаибов Алимурат демобилизован. Вернулся на родину — в Куштегирман. До выхода на пенсию работал заместителем председателя колхоза, затем начальником хлопкоприёмного пункта.

Скончался 7 марта 1985 года.

Награды:

Орден Славы 1-й степени (№ 821)

Два ордена Славы 2-й степени (№ 9836 и № 36043)

Орден Славы 3-й степени (№ 19268)

Орден Красного Знамени

Два ордена Красной Звезды (10.06.1943, 18.05.1945)

Орден Отечественной войны 1-й степени (11.03.1985)

Медали

 

 

 

         Герой войны: Истребитель снайперов Василий Зайцев.

 

5

Во время Сталинградской битвы с 10 ноября по 17 декабря 1942 убил 225 солдат и офицеров германской армии и их союзников, включая 11 снайперов. Убил бы и больше, но был тяжело ранен и ослеп.

Василия Зайцева называют королем снайперов не за результативность (она не самая высокая за годы войны, тем более, что в качестве снайпера он провоевал всего чуть более месяца), а за педагогические и литературные способности. Василий Зайцев создал школу снайперов. И в условиях войны обучил своему мастерству десятки стрелков. Он автор эффективного приёма снайперской охоты «шестёрками» — когда одну и ту же зону боя перекрывают огнём три пары снайперов (стрелки и наблюдатели). Этот приём используют и в современных войнах. И не надо забывать, что среди его побед – 11 дуэлей с опытнейшими снайперами противника. Специально для охоты за Василием Зайцевым в Сталинград был направлен суперстрелок третьего рейха, начальник школы снайперов в Цоссене, штандартенфюрер СС Гейнц Торвальд. Оружие у «фрица» имело оптику с 10-кратным увеличением, у Зайцева — всего с 4-кратным. Но наш стрелок завалил суперстрелка рейха.
Василий Зайцев после войны издал книгу воспоминаний «За Волгой для нас земли не было. Записки снайпера», которая пользовалась большой популярностью в армейских кругах.

Василий Григорьевич Зайцев родился в селе Еленинка Полоцкой станицы Верхнеуральского уезда Оренбургской губернии (ныне Карталинского района Челябинской области) в семье крестьянина. Дед Василия, Андрей Алексеевич Зайцев, с раннего детства обучал внуков, Василия и его младшего брата, Максима, охоте. В 12 лет Василий получил в подарок своё первое охотничье ружьё. Полученные во время охоты навыки очень пригодились в снайперском деле. Но поначалу парень служил на Тихоокеанском флоте в бухте Преображение. К лету 1942 года старшина 1-й статьи Зайцев подал пять рапортов с просьбой направить его на фронт. Наконец, командир удовлетворил его просьбу, и Зайцев уехал в действующую армию, где был зачислен в 284-ю стрелковую дивизию. Сентябрьской ночью 1942 года, вместе с другими тихоокеанцами, Зайцев, после короткой подготовки к боям в городских условиях, переправился через Волгу и принял участие в боях за Сталинград.

Уже в первых схватках с врагом Зайцев показал себя незаурядным стрелком. Однажды Зайцев с расстояния в 800 метров из окна уничтожил трёх солдат противника. В награду Зайцев вместе с медалью «За отвагу» получил снайперскую винтовку. К тому времени из простой «трёхлинейки» Зайцев убил 32 солдата противника. Вскоре о нём заговорили в полку, дивизии, армии.

Сохранился пожелтевший и оборванный клочок армейской газеты со статьей Зайцева той поры «Почему я убиваю немцев»: «Ночью мы переправились через Волгу – в Сталинград. Город горел… У развалин домов я увидел трупы женщин и детей. В эту ночь на фронт я прибыл впервые. И сразу увидел ужасную картину преступлений гитлеровских бандитов…. Я – человек простой, мягкого характера. Родился на Урале, работал бухгалтером. В жизни я не испытывал такой злобы, какая у меня воспламенилась в эту ночь. И я решил беспощадно мстить врагу».
Василию Зайцеву не довелось вместе с боевыми друзьями отпраздновать день победоносного завершения грандиозной Сталинградской битвы. В январе 1943 года взрывом мины Зайцев был тяжело ранен и ослеп. Лишь 10 февраля 1943 после нескольких операций, сделанных в Москве профессором Филатовым, к нему частично вернулось зрение.
Всю войну В. Г. Зайцев служил в армии, в рядах которой начал свой боевой путь, возглавлял школу снайперов, командовал миномётным взводом, затем был командиром роты. Он участвовал в освобождении Донбасса, в битве за Днепр, сражался под Одессой и на Днестре. Май 1945 года капитан В. Г. Зайцев встретил в Киеве — снова в госпитале.

 

 

 

 




Обновлен 19 ноя 2017. Создан 26 июл 2017



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником
Яндекс.Метрика